Ответственность исполнителя за третьих лиц

Статья 403. Ответственность должника за действия третьих лиц

Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Комментарий к статье 403 Гражданского Кодекса РФ

1. ГК сохраняет правила о том, что должник отвечает не только за собственные действия, но и за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, если законом не установлено, что ответственность несет непосредственно исполнитель. Возложение исполнения на третье лицо производится обычно на основе договора должника с третьими лицами (например, договор субподряда). В отдельных случаях основанием возложения исполнения на третьих лиц является право должника давать таким лицам обязательные указания, например дочернему хозяйственному обществу (ст. 105 ГК); специальные нормы законодательства, например транспортного, в соответствии с которым при заключении договора перевозки прямого сообщения последующие перевозчики обязаны принимать участие в исполнении договора, который они не заключали.

Ответственность должника за действия третьих лиц наступает по общим правилам гражданско-правовой ответственности. По делу N 5248/96 с банка, обслуживающего клиента (истца), были взысканы пени за несвоевременное исполнение третьим лицом (банком-депозитарием) поручения по переводу казначейских обязательств истцу на его счет в банке-депозитарии. Установлено, что срок переоформления ценных бумаг был нарушен ввиду упущений обслуживающего банка (должника), который в силу этого и должен нести ответственность перед клиентом (кредитором) (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.04.97 – Вестник ВАС РФ, 1997, N 7). Для снятия с себя ответственности должнику необходимо доказать не только отсутствие собственной вины, но и вины непосредственного исполнителя.

2. Во многих случаях действующее законодательство устанавливает непосредственную ответственность третьего лица – исполнителя обязательства перед кредитором. Такая прямая ответственность предусмотрена, например, законодательством о расчетах. Так, ст. 866 ГК устанавливает, что в случаях, когда платежное поручение не исполнено (ненадлежаще исполнено) в связи с нарушением соответствующих правил банком, привлеченным для исполнения этого поручения, ответственность, предусмотренная данной статьей, может быть возложена судом на банк-исполнитель. Статья 872 ГК в пп. 2 и 3 устанавливает, что при необоснованном отказе исполняющего банка в выплате денежных средств по покрытому или подтвержденному аккредитиву, а также в случае неправильной выплаты исполняющим банком денежных средств по такому аккредитиву вследствие нарушения его условий ответственность перед получателем или ответчиком может быть возложена на исполняющий банк.

Другой комментарий к статье 403 ГК РФ

1. Передача исполнения обязательства третьему лицу допускается ГК (ст. 313 ГК) и представляется довольно распространенным явлением в гражданском и особенно в коммерческом обороте. Чаще всего это делается на основе договоров будущего должника с третьими лицами (субпоставщиками, субподрядчиками, субарендаторами и т.д.). В отдельных случаях это предусматривается законом (ст. 105 ГК) и иными правовыми актами (например, транспортными уставами в отношении перевозок прямого сообщения).

Основной смысл нормы, содержащейся в комментируемой статье, сводится к тому, что передача исполнения обязательства третьему лицу не означает передачи самого обязательства и, следовательно, ответственности за его нарушение. Впрочем, данная норма имеет диспозитивный характер. Она может быть изменена законом, в силу которого ответственность будет возлагаться на третье лицо, как это, например, имеет место при поставке продукции (товаров) ненадлежащего качества, когда к ответственности могут привлекаться изготовители продукции (товара).

2. Как правило, выбор третьего лица, привлекаемого для исполнения обязательства, осуществляет сам должник. Однако встречаются случаи, когда кредитор предписывает должнику воспользоваться услугами определенных третьих лиц для исполнения конкретных обязательств частично или полностью. Если в таком случае между кредитором и должником не будет достигнута договоренность в отношении последствий нарушения той части обязательства, исполнение которой возложено на указанное кредитором третье лицо, то должник будет нести риск нарушения обязательства третьим лицом.

3. При привлечении кредитором к ответственности должника, передавшего исполнение третьему лицу, как правило, не имеют значения объем, условия и основания ответственности третьего лица перед должником по исполнению его обязательства, определенные в их соглашении. Так, возможное освобождение должником третьего лица от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенного на него обязательства не ведет к освобождению от ответственности должника по этому обязательству перед своим кредитором.

В случае нарушения обязательства, возложенного на должника, последствия за действия третьих лиц будут определяться исходя из общих положений об ответственности. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что норма данной статьи непосредственно не регулирует отношений между должником или кредитором, с одной стороны, и третьим лицом, исполняющим обязательство, с другой стороны.

Остались вопросы по ст 403 ГК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 403 ГК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

3. Ответственность за действия третьих лиц

Так, ст. 362 ГК определяет, что «действия должностных лиц либо иных работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства».

Действия должника – юридического лица проявляются в действиях его работников, исполняющих обязательства или принимающих исполнение. Поэтому юридическое лицо должно отвечать за действия (бездействие) своих работников, как за собственные действия. И вина юридического лица выражает вину его работников, не принявших всех необходимых мер, чтобы обязательства были исполнены надлежащим образом. При этом, разумеется, предприниматель отвечает за действия своих работников, ненадлежащим образом исполнявших свои служебные обязанности, даже тогда, когда сами работники допустили нарушения не по своей вине.

Но юридическое лицо отвечает только за такие действия своих работников, какие совершаются в связи с исполнением служебных обязанностей: неполучение поступивших товаров, несвоевременное направление в банк платежных документов и т. п. Следовательно, если работник совершает неправомерные поступки, не исполняя при этом служебных обязанностей (например, не оплатив магазину купленную для себя мебель), юридическое лицо не несет ответственности за такие действия.

Юридическое лицо, выплатив суммы ответственности за служебные нарушения работников, вправе требовать от них возмещения своих расходов. Но эта регрессная ответственность работника перед юридическим лицом, в котором он работает, опирается не на гражданское, а на трудовое законодательство, предусматривающее иные основания ответственности и иной ее размер.

На практике возможны случаи, когда должником по обязательству выступает не юридическое, а физическое лицо, исполняющее обязательства через своих работников. Это, например, бывает при осуществлении гражданином предпринимательской деятельности без образования юридического лица. И в этих случаях работодатель отвечает за действия сво- их работников, непосредственно исполняющих обязательство, на таких же условиях, какие рассмотрены выше.

Нередко предприниматель – должник передает совершение действий по исполнению своего обязательства не тем, кто работает у него по трудовому контракту, а лицам, с которыми заключает гражданско-правовой подрядный или иной подобный договор. Подрядчик в таком случае выступает в обязательстве от имени должника, и тогда вся ответственность за действия подрядчика также ложится на должника.

На сходных основаниях ст. 363 ГК определяет ответственность должника за действия третьих лиц, которые привели к невозможности надлежащего исполнения обязательства.

Здесь имеются в виду случаи, когда должник поручает третьим лицам исполнить полностью или частично свое обязательство перед кредитором. Например, оптовая организация – поставщик, обязанная поставлять товары розничным магазинам, поручает заводу – изготовителю, у которого закупила большую партию товаров, направит их по своей разнарядке непосредственно розничным магазинам, являющимся ее покупателями.

В судебной практике был случай, когда поставщик отправил покупателю партию рабочих тракторов. Договор поставки предусматривал, что тракторы поставляются в комплекте со всеми навесными орудиями, которые должен был отгрузить покупателю непосредственно завод – изготовитель.

В обоих случаях поставщик поручил непосредственное исполнение договоров перед покупателем полностью (как в первом примере) либо частично (как во втором) производителям товаров.

И если непосредственный исполнитель нарушает обязательство, вытекающее из договора поставки, заключенного другим лицом (поставщиком), ответственность за действия исполнителя перед покупателем несет поставщик, так как нарушен заключенный им договор.

Предъявление пострадавшим кредитором претензий к непосредственным исполнителям, как правило, невозможно, так как между кредитором и исполнителем не было договора, значит, – не было обязательства.

Из общего правила закон устанавливает иногда исключение, возлагая ответственность за нарушения обязательства не на того, у кого куплен товар или кто принимал заказ на исполнение работ, а непосредственно на изготовителя товаров или производителя работ (см., например, п. 3 ст. 428 ГК и п. 1 ст. 948 ГК).

Ч. 1 п. 1 ст. 363 ГК предусматривает несколько иную ситуацию: третье лицо не исполняет или ненадлежащим образом исполняет обязательство непосредственно перед должником. И вследствие этого сам должник нарушает обязательство перед кредитором.

Завод, например, изготовляющий и поставляющий покупателю сложное изделие, заказывает комплектующие детали для сборки у других заводов. Один из таких заводов задержал отгрузку деталей, вследствие чего изготовитель и поставщик конечного изделия (должник по основному обязательству) не смог его вовремя изготовить и отправить покупателю (кредитору по основному обязательству).

Поставщик конечного изделия отвечает перед покупателем за действия поставщика деталей.

Во всех подобных случаях должник может освободиться от ответственности за действия третьих лиц, если докажет, что не было оснований (т.е. оснований, предусмотренных ст. 359 ГК) для привлечения к ответственности непосредственных исполнителей (изготовителей).

Разумеется, должник по основному обязательству отвечает перед кредитором за действия третьих лиц лишь в силу того, что сам по договору с этими третьими лицами поручает им совершение действий, обеспечивающих исполнение им (должником) своих обязанностей перед кредитором. Значит, не исполнив порученных действий, третье лицо нарушило собственные обязательства перед должником. И оно должно нести за это ответственность, но не перед кредитором по основному обязательству, а перед должником. При этом такая ответственность возможна и тогда, когда кредитор по основному обязательству не будет привлекать своего должника к ответственности.

Возможна и такая ситуация, когда привлеченный к ответственности за действия третьих лиц должник выплатил кредитору надлежащую сумму, превышающую по размерам ту сумму, которую должник получил или может получить в качестве ответственности с третьего лица по договору последнего с должником.

Например, ТОО, выпускающее конфеты, приостановило их отгрузку потребителям, так как изготовитель картонных коробок для затаривания конфет задержал поставку коробок. Общая ответственность за задержку поставки составляла 5% стоимости продукции, несвоевременно отправленной покупателю. В итоге ТОО – изготовитель конфет уплатил покупателю сумму, равную 5% стоимости конфет, а изготовитель коробок, виновный в задержке поставки конфет, уплатил своему покупателю тоже 5%, но от стоимости коробок. В подобной ситуации ТОО – изготовитель конфет вправе взыскать с изготовителя коробок прямую неустойку независимо от того, будет ли оно само отвечать перед покупателем конфет. Если же будет, то вправе в регрессном порядке взыскать с изготовителя коробок понесенные по вине последнего убытки в виде разницы между выплаченной и полученной суммами.

Читайте также:  ОПИ ТН ВЭД - правила классификации товаров с примерами

Таковы основания ответственности должника за действия третьих лиц, которые привел к нарушению обязательства. Вина третьих лиц рассматривается как вина самого должника. Это значит, во-первых, что вина третьих лиц за действия, которые привели к неисполнению или ненадлежащему исполнению обязательства, предполагается. Чтобы освободиться от ответственности, должник должен доказать кредитору, что третье лицо было невиновным.

Это значит, во-вторых, что должник, занимающийся предпринимательской деятельностью, должен отвечать и тогда, когда правонарушаю- щие действия третьего лица были невиновными. Но, если сами такие лица действовали не в качестве предпринимателей, то должник, уплативший штрафные суммы за невиновные действия третьих лиц, не вправе взыскать с них свои убытки в регрессном порядке, так как они (третьи лица), не будучи предпринимателями, не несут ответственности перед должником при отсутствии вины в нарушениях.

Например, А – знакомый предпринимателя Б – продавца дорогостоящих мехов должен был поехать по своим делам в другой город, где клиент предпринимателя ожидал доставку купленных мехов. Предприниматель попросил знакомого доставить меха покупателю. По дороге, во время ночной стоянки, машина А была ограблена. Грабители унесли меха. Б обязан ответить перед покупателем за неисполнение обязательства, но Б не сможет привлечь к ответственности А, если он был не виноват в ограблении машины.

Норма об ответственности должника за действия своих работников (ст. 362 ГК) не может быть изменена его соглашением с кредитором, ибо носит императивный характер. Напротив, норма об ответственности должника за действия третьих лиц, не являющихся егоработниками (ст. 363 ГК), может быть изменена соглашением должника с кредитором.

Ответственность за третьих лиц

Будущее или реальность?

Возмещение НДС допустимо только если фирма докажет перечисление налога всей цепочкой поставщиков. Такой вывод напрашивается из недавних постановлений Президиума ВАС РФ. Фактически судьи ввели ответственность налогоплательщиков за третьих лиц, которая российским законодательством не предусмотрена, утверждают многие эксперты.

Рецепты от мошенничества

При создании российской налоговой системы многое было взято из иностранного права. В части НДС, например, это первая и шестая директивы Европейского союза. Позаимствовать-то позаимствовали, а как применять – не разобрались. В итоге, когда государство столкнулось с цепной реакцией мошенничества в области НДС, оно оказалось в растерянности и найти действенные механизмы борьбы не смогло. Предложений было много. Правительство РФ и Счетная палата России, к примеру, настаивали на создании так называемых НДС-счетов, средства с которых направляются исключительно на уплату налогов и закрыть которые без ведома ревизоров нереально. А КС РФ известным определением от 8 апреля 2004 г. № 169-О хотел ввести понятие «реальных затрат». Самое радикальное предложение внесла администрация президента – заменить НДС налогом с продаж.

Очередной рецепт борьбы с мошенничеством в сфере НДС выдал Президиум ВАС РФ в постановлениях от 13 декабря 2005 г. № 10048/05, 10053/05, 9841/05 (далее – постановления Президиума ВАС РФ). В выводах арбитров есть много недосказанного, и создается впечатление, что они сознательно умолчали о чем-то важном. Однако из всего этого видно, что в основу принятых решений легли два момента: учет всей цепочки поставок, а не конкретной хозяйственной операции фирмы, и отказ от субъективного подхода, то есть от учета возможной невиновности налогоплательщика. По мнению многих специалистов, арбитры таким образом ввели ответственность налогоплательщиков за третьих лиц, которая российским законодательством не предусмотрена.

Решение Суда ЕС

Как-то так получилось, что спустя месяц после принятия постановлений Президиума ВАС РФ Европейский суд справедливости в Люксембурге (далее – Суд ЕС) рассматривал аналогичное дело (решение от 12 января 2006 г. по объединенным делам № С-354/03, С-355/03 и С-484/03). В отличие от Европейского суда по защите прав человека его разъяснения для нас не обязательны, однако они показывают, как надо правильно применять законодательство о НДС, потому как, напоминаю, в основе главы 21 НК РФ лежат подходы европейского права. Я, например, был свидетелем, когда ВАС РФ при рассмотрении достаточно сложного вопроса искал теоретические подходы как раз в шестой директиве Европейского союза. Решение Суда ЕС нам интересно еще и тем, что если наши налогоплательщики решат подать жалобу в Европейский суд по защите прав человека, последний практику европейского законодательства наверняка будет учитывать.

Итак, Суд ЕС рассмотрел жалобу английских компаний, которым отказали в вычете НДС. Никаких подозрительных действий они не совершали, занимались обычной деятельностью, проводили стандартные операции. Однако одним из звеньев цепочки поставок оказался контрагент, не перечисливший налог в бюджет и исчезнувший, о чем налогоплательщик, собственно, не догадывался. Таким образом, плательщик был вовлечен в «карусельную» схему мошенничества по чистой случайности.

Английские суды по делам НДС и пошлин указали, что если среди контрагентов хотя бы один недобросовестный, вся цепочка поставок утрачивает смысл, и налогоплательщику правомерно может быть отказано в возмещении НДС. Верховная судебная инстанция Англии усомнилась в правильности таких выводов, но прежде чем самой принять решение, обратилась в Суд ЕС. Последнему предстояло решить, что учитывать при проверке права на налоговый вычет. Один вариант – только конкретную операцию, в которой налогоплательщик участвовал, а также цели, которые он в ней преследовал. Другой – необходимо рассматривать совокупность сделок, образующих замкнутую цепочку поставок, а также цели, которых добивались все участники этой цепочки, даже если налогоплательщик о них не знал. Принимая решение, Суд ЕС исходил из шестой директивы, по которой объектом обложения НДС являются операции по реализации товаров и услуг. В свою очередь, реализацией считается передача права распоряжаться имуществом как собственник. В итоге судьи пришли к выводу, что в соответствии с европейским законодательством каждая операция должна рассматриваться по существу и предшествующие или последующие события не могут влиять на характер отдельной сделки.

Российское законодательство основывается на тех же положениях, которые использовал Суд ЕС. Так, по статье 146 НК РФ объектом обложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг), под которой подразумевается передача права собственности (ст. 39 НК РФ). Каких-либо норм, позволяющих относить к единой реализации совокупность всех операций, в российском законодательстве нет.

То, что налогоплательщик не должен нести ответственность за других участников цепочки поставок, подтвердил и КС РФ в определении от 16 октября 2003 г. № 329-О. Заявитель жалобы просил признать неконституционными положения статьи 176 НК РФ. Они в соответствии со сложившейся правоприменительной практикой ставят в зависимость возможность добросовестного налогоплательщика принять НДС к вычету от исполнения обязанности по уплате налога в бюджет всеми предшествующими поставщиками. На это КС РФ указал, что из Конституции не следует обязанность налогоплательщика нести ответственность за действия всех контрагентов, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Когда отказ законен

По мнению Суда ЕС, есть два случая, когда организации на законных основаниях может быть отказано в возмещении НДС: если доказано, что она либо соучастник мошеннических операций, либо при выборе контрагента не проявила должной осмотрительности. Причем сама обязанность проявлять необходимую осмотрительность, ее формы, способы и последствия неисполнения должны быть четко прописаны в законе, а не диктоваться судебной практикой. Последний путь не соответствует принципу правовой определенности, по которому негативные меры обязаны иметь однозначный характер, а их применение быть предсказуемым для лиц, в отношении которых они используются. Иначе в судебных решениях появляются формулировки, не выдерживающие критики. Например, в тех же постановлениях Президиума ВАС РФ есть высказывание: «. представление полного пакета документов, соответствующих требованиям статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации, не влечет автоматического (выделено мною. – С. П.) применения налоговой ставки 0 процентов и возмещения налога на добавленную стоимость». Однако ни теория права, ни законодательство не знают, что значит «автоматическое применение закона». Он либо выполняется, либо нет. По сути слова арбитров означают избирательный подход к налогоплательщикам, что в свою очередь недопустимо (п. 1 ст. 3 НК РФ).

Английские законодатели прописали у себя норму, по которой не уплаченный третьим лицом налог взыскивается с налогоплательщика, если будет доказано, что последний знал о мошенническом характере сделки либо при выборе контрагента не проявил должной осмотрительности. Сейчас в Суде ЕС одна английская компания оспаривает эту норму и просит проверить, а может ли вообще налоговая обязанность перекладываться с одного лица на другое. Решения суда пока нет, однако в материалах дела есть заключение Генерального адвоката Суда ЕС, где указывается следующее. В принципе страны могут таким методом бороться с налоговым мошенничеством, но это опять же должно быть установлено в законе. Скорее всего, суд ЕС одобрит соответствие английской нормы европейским принципам. И наверняка через какое-то время российские законодатели задумаются, а не ввести ли и нам нечто подобное.

В другом судебном разбирательстве Генеральный адвокат Суда ЕС в заключении написал, что страны вправе для организаций устанавливать обязанность проявлять должную осмотрительность и наводить справки о происхождении купленных товаров. В то же время эта обязанность не должна слишком обременять добросовестных налогоплательщиков. Эта же мысль прослеживается в определении КС РФ № 329-О, в котором судьи указали, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Инспекторы понятие добросовестности не могут истолковывать как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

По НК РФ фирмы не обязаны проверять своих контрагентов. Есть принцип должной осмотрительности, однако он установлен гражданским законодательством. Скажем, приходит к вам человек и говорит, что вы купили вещь, которая была украдена у него. Вы как добросовестный приобретатель получите защиту, но только если при покупке проявили должную осмотрительность: не приобрели вещь в подворотне, у подозрительного лица и т. д. В противном случае у вас ее отберут, а свои деньги вы, скорее всего, потеряете. Так в гражданском праве реализуется принцип должной осмотрительности. Но взять его и пересадить в право налоговое невозможно. Однако на сегодняшний день практика такова, что де-факто от организаций требуют проверять своих контрагентов. Поэтому клиентам я советую все же собирать «справки о добросовестности». Иначе говоря, стоит доказать, что при выборе поставщика вы проявили ту долю осмотрительности, которая присутствует у вас при гражданском выборе контрагента, то есть потребовали копию его устава, проверили, нет ли о нем негатива в прессе, и т. д.

Сергей Пепеляев
в 1987 году с отличием окончил юридический факультет МГУ им. Ломоносова, в 1991 году ему присвоена степень кандидата юридических наук. Является консультантом комитета Государственной думы по бюджету и налогам, принимал участие в обсуждении и доработке Налогового кодекса, а также в проектах, направленных на совершенствование налогового законодательства России, в том числе в рамках программы «ТАСИС». Включен в состав научно-экспертного совета при комитете Совета Федерации по правовым и судебным вопросам. Неоднократно участвовал в совещаниях ВАС РФ и приглашался КС РФ в качестве эксперта по вопросам налогообложения. Лауреат премии «Фемида». Член Экспертного совета журнала «Двойная запись». Автор книг и статей по налоговой тематике.

Читайте также:  Ответственность за сжигание мусора

Кто и при каких условиях отвечает: третье лицо или должник? Мысли относительно пункта 6 статьи 313 Гражданского Кодекса России

В Гражданском Кодексе Российской Федерации есть две нормы права, которые на первый взгляд не согласуются.

Так, пунктом 6 статьи 313, который вступил в силу 1 июня 2015 года, устанавливается правило о том, что если третье лицо исполнило обязательство должника, не являющееся денежным, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

И есть статья 403, которая гласит о том, что должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

На первый взгляд могло показаться, что пунктом 6 статьи 313 Гражданского Кодекса на третье лицо, которое исполнило неденежное обязательство вместо должника, возлагается ответственность по такому обязательству перед кредитором во всех случаях.

Однако Пленум Верховного суда России в постановлении от 22 ноября 2016 года № 54 вышеназванной норме дал ограничительное толкование и разъяснил следующее: исходя из взаимосвязанных положений пункта 6 статьи 313 и статьи 403 Гражданского Кодекса России в случае, когда исполнение было возложено должником на третье лицо, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства этим третьим лицом перед кредитором отвечает должник, если иное не установлено законом (часть 22).

Исходя из вышеизложенного разъяснения Верховного суда России ясно, что третье лицо напрямую отвечает за исполненное им неденежное обязательство перед кредитором только в том случае, если должник не возлагал такое исполнение на третье лицо.

Здесь возникает сразу несколько вопросов, насколько вообще реальны случаи в жизни, когда в гражданском обороте некое третье лицо добросовестно без возложения должником на данный субъект обязанности исполнить неденежное обязательство (передать товар, выполнить работу, оказать услугу) самовольно вступает (а то и нарушает) договорные (относительные) связи двух других самостоятельных субъектов права? Сразу приходят мысли в качестве примера только действия основной (материнской) организации по исполнению обязательства дочернего юридического лица перед кредитором последнего без соответствующего возложения.

И в целом насколько правомерно придавать такому положению юридической силы при условии наличия общей нормы о том, что обязательство не создает прав и обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц) (пункт 3 статьи 308 Гражданского Кодекса России), и отсутствия согласия (возложения) сторон сделки на вступление в такие отношения третьего лица?

Насколько обоснован результат (юридические последствия) такого исполнения обязательства третьим лицом без возложения: обязательство сохраняет свою силу, происходит суброгация – третье лицо становится новым кредитором должника.

В силу того, что по общему правилу статьи 313 Гражданского Кодекса исполнение третьим лицом обязательства должника без возложения прекращает обязательство должника перед кредитором, который принял такое исполнение и действовал добросовестно, то совершенно непонятно почему кредитор должен предъявлять требования о качестве исполнения к третьему лицу, а не к должнику? А. Г. Карапетов и С. В. Сарбаш в комментариях к гражданскому законодательству Глосса (насколько я понял) указывают на то, что ответственность в данном случае (исполнение без возложения) перед кредитором будет нести именно должник, а не третье лицо. В случае взыскания кредитором с должника убытков за ненадлежащее исполнение неденежного обязательства, должник, который погасил эти требования, затем может взыскать названные потери с третьего лица в рамках деликтного иска, основанного на неправомерном вторжении третьего лица в договорные отношения должника и кредитора. Тем самым, в случае исполнения третьим лицом без возложения обязательства должника ответственность будет нести по-прежнему сам должник и пункт 6 статьи 313 Гражданского Кодекса здесь просто не должен применяться.

А если кредитор знал или должен был знать о том, что на самом деле возложения на третье лицо не было, то налицо самостоятельные договорные отношения между третьим лицом и кредитором, которые никак не затрагивают отношения между кредитором и должником.

Судебная практика по применению пункта 6 статьи 313 Гражданского Кодекса России небогата и не установилась.

Буду благодарен Вашим мыслям, уважаемые коллеги.

Исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц

Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Комментарий к Ст. 403 ГК РФ

1. Ответственность должника за действия третьих лиц не следует путать с ответственностью лица независимо от его вины за свои действия (бездействие). Ответственность должника за действия третьих лиц устанавливается на основании указания закона, в силу заключенного договора, в связи с обязательными указаниями должника третьему лицу и т.д.

Перечень случаев возложения ответственности за действия третьих лиц достаточно широкий, в частности, в него входят:

— субсидиарная ответственность (ст. 399 ГК);

— ответственность основного общества по обязательствам дочернего (п. 2 ст. 105 ГК);

— ответственность нанимателя перед наймодателем за действия граждан, постоянно проживающих совместно с ним, которые нарушают условия договора найма жилого помещения, поднанимателей (п. 3 ст. 677, п. 1 ст. 685 ГК);

— ответственность генерального подрядчика перед заказчиком за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком и перед субподрядчиком — за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда (п. 3 ст. 706 ГК);

— ответственность акционерного общества перед своими акционерами за исполнение обязанности по надлежащему ведению реестра и за действия регистратора как общества, поручившего ведение реестра регистратору (п. 4 ст. 44 Закона об акционерных обществах), что подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ от 28 января 2008 г. N 11570/07 по делу N А05-10906/2006-17 и др.

2. В качестве примеров освобождения должника от ответственности за действия третьих лиц можно отметить положения:

— абз. 2 п. 3 ст. 706 ГК РФ: если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком;

— п. 2 ст. 866 ГК РФ: в случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения банка имело место в связи с нарушением правил совершения расчетных операций банком, привлеченным для исполнения поручения плательщика, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения клиента может быть возложена судом на этот банк.

3. В случае нарушения денежного обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, а также причиненные убытки взыскиваются не с этих лиц, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения, если законом не установлено, что такую ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем .

———————————
Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14.

Должник несет ответственность за действия третьих лиц по общему правилу в полном объеме, в том числе в размере причиненных убытков, неустойки, процентов и т.д., и в порядке регресса может предъявить требование третьему лицу.

Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Комментарий к статье 403 Гражданского Кодекса РФ

1. ГК сохраняет правила о том, что должник отвечает не только за собственные действия, но и за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, если законом не установлено, что ответственность несет непосредственно исполнитель. Возложение исполнения на третье лицо производится обычно на основе договора должника с третьими лицами (например, договор субподряда). В отдельных случаях основанием возложения исполнения на третьих лиц является право должника давать таким лицам обязательные указания, например дочернему хозяйственному обществу (ст. 105 ГК); специальные нормы законодательства, например транспортного, в соответствии с которым при заключении договора перевозки прямого сообщения последующие перевозчики обязаны принимать участие в исполнении договора, который они не заключали.

Ответственность должника за действия третьих лиц наступает по общим правилам гражданско-правовой ответственности. По делу N 5248/96 с банка, обслуживающего клиента (истца), были взысканы пени за несвоевременное исполнение третьим лицом (банком-депозитарием) поручения по переводу казначейских обязательств истцу на его счет в банке-депозитарии. Установлено, что срок переоформления ценных бумаг был нарушен ввиду упущений обслуживающего банка (должника), который в силу этого и должен нести ответственность перед клиентом (кредитором) (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.04.97 — Вестник ВАС РФ, 1997, N 7). Для снятия с себя ответственности должнику необходимо доказать не только отсутствие собственной вины, но и вины непосредственного исполнителя.

2. Во многих случаях действующее законодательство устанавливает непосредственную ответственность третьего лица — исполнителя обязательства перед кредитором. Такая прямая ответственность предусмотрена, например, законодательством о расчетах. Так, ст. 866 ГК устанавливает, что в случаях, когда платежное поручение не исполнено (ненадлежаще исполнено) в связи с нарушением соответствующих правил банком, привлеченным для исполнения этого поручения, ответственность, предусмотренная данной статьей, может быть возложена судом на банк-исполнитель. Статья 872 ГК в пп. 2 и 3 устанавливает, что при необоснованном отказе исполняющего банка в выплате денежных средств по покрытому или подтвержденному аккредитиву, а также в случае неправильной выплаты исполняющим банком денежных средств по такому аккредитиву вследствие нарушения его условий ответственность перед получателем или ответчиком может быть возложена на исполняющий банк.

Другой комментарий к статье 403 ГК РФ

1. Передача исполнения обязательства третьему лицу допускается ГК (ст. 313 ГК) и представляется довольно распространенным явлением в гражданском и особенно в коммерческом обороте. Чаще всего это делается на основе договоров будущего должника с третьими лицами (субпоставщиками, субподрядчиками, субарендаторами и т.д.). В отдельных случаях это предусматривается законом (ст. 105 ГК) и иными правовыми актами (например, транспортными уставами в отношении перевозок прямого сообщения).

Основной смысл нормы, содержащейся в комментируемой статье, сводится к тому, что передача исполнения обязательства третьему лицу не означает передачи самого обязательства и, следовательно, ответственности за его нарушение. Впрочем, данная норма имеет диспозитивный характер. Она может быть изменена законом, в силу которого ответственность будет возлагаться на третье лицо, как это, например, имеет место при поставке продукции (товаров) ненадлежащего качества, когда к ответственности могут привлекаться изготовители продукции (товара).

2. Как правило, выбор третьего лица, привлекаемого для исполнения обязательства, осуществляет сам должник. Однако встречаются случаи, когда кредитор предписывает должнику воспользоваться услугами определенных третьих лиц для исполнения конкретных обязательств частично или полностью. Если в таком случае между кредитором и должником не будет достигнута договоренность в отношении последствий нарушения той части обязательства, исполнение которой возложено на указанное кредитором третье лицо, то должник будет нести риск нарушения обязательства третьим лицом.

Читайте также:  Как списывать и вести бухгалтерский учет ГСМ по топливным картам: налогообложение, проводки

3. При привлечении кредитором к ответственности должника, передавшего исполнение третьему лицу, как правило, не имеют значения объем, условия и основания ответственности третьего лица перед должником по исполнению его обязательства, определенные в их соглашении. Так, возможное освобождение должником третьего лица от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенного на него обязательства не ведет к освобождению от ответственности должника по этому обязательству перед своим кредитором.

В случае нарушения обязательства, возложенного на должника, последствия за действия третьих лиц будут определяться исходя из общих положений об ответственности. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что норма данной статьи непосредственно не регулирует отношений между должником или кредитором, с одной стороны, и третьим лицом, исполняющим обязательство, с другой стороны.

Остались вопросы по ст 403 ГК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 403 ГК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Новая редакция Ст. 403 ГК РФ

Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Комментарий к Ст. 403 ГК РФ

В гражданском праве возможна ответственность должника за действия третьих лиц. Во-первых, должник отвечает за нарушение обязательства третьим лицом, на которое он возложил исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет это третье лицо. Во-вторых, в ряде случаев закон прямо указывает на то, что должник отвечает за действия третьих лиц (например, п. 3 ст. 677, ст. 680, п. 1 ст. 685, п. 3 ст. 706 ГК РФ).

Судам необходимо учитывать, что согласно ст. 403 Кодекса в случае нарушения денежного обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 Кодекса, взыскиваются не с этих лиц, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения, если законом не установлено, что такую ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14).

Другой комментарий к Ст. 403 Гражданского кодекса Российской Федерации

Основная часть данной статьи (до оговорки “если. не установлено иное”) по своему содержанию аналогична норме ст. 402 ГК. Поэтому к таким случаям применимы положения комментария к ст. 402.

Под возложением исполнения на третье лицо имеется в виду возложение исполнения, произведенное должником (п. 1 ст. 313 ГК РФ); в некоторых случаях должник при этом вынужден возлагать на третье лицо исполнение своих обязательств (например, в транспортных договорах — ст. 788 ГК РФ).

Приведем примеры из судебной практики.

Для выполнения своего обязательства перед клиентом банк воспользовался услугами службы связи; поручение не было выполнено. Банк возражал против возложения на него ответственности, ссылаясь на то, что служба связи несет ограниченную ответственность за недоставку почтовых отправлений. Суд возложил ответственность на банк, указав при этом, что банк не относится к числу организаций службы связи (п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5).

В арбитражном споре возник вопрос о том, кто должен нести ответственность за утраченный во время перевозки груз — поставщик или перевозчик? Суд указал, что если при разрешении спора выявляются обстоятельства, свидетельствующие о том, что недостатки товара явились следствием нарушения правил перевозки груза, за которые отвечает перевозчик, ответственность за эти недостатки не может быть возложена на поставщика. При наличии бесспорных доказательств, подтверждающих, что причиной несохранности товара явились противоправные действия поставщика, ответственность может быть возложена на последнего независимо от предъявления покупателем требований к перевозчику (п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 “О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки” // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3).

В ГК содержится несколько норм, устанавливающих, что ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем обязательства (п. 2 ст. 866, ст. 872).

Ответственность исполнителя за третьих лиц по договору

Статья 403 ГК РФ. Ответственность должника за действия третьих лиц


По делу N 5248/96 с банка, обслуживающего клиента (истца), были взысканы пени за несвоевременное исполнение третьим лицом (банком-депозитарием) поручения по переводу казначейских обязательств истцу на его счет в банке-депозитарии. Установлено, что срок переоформления ценных бумаг был нарушен ввиду упущений обслуживающего банка (должника), который в силу этого и должен нести ответственность перед клиентом (кредитором) (см. Вестник ВАС РФ. 1997. N 7). Для снятия с себя ответственности должнику необходимо доказать не только отсутствие собственной вины, но и вины непосредственного исполнителя.

2. Во многих случаях действующее законодательство устанавливает непосредственную ответственность третьего лица — исполнителя обязательства перед кредитором.

Такая прямая ответственность предусмотрена, например, законодательством о расчетах.

Так, ст. 866 ГК устанавливает, что в случаях, когда платежное

Исполнитель не несет ответственность за работы выполненные третьих лиц

Неустойка (пени) за нарушение срока окончания оказания услуги (выполнения работы) и (или) выполнения ее этапа взыскивается за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки впредь до окончания оказания услуги (выполнения работы) и (или) выполнения ее этапа или предъявления потребителем требований, предусмотренных настоящим пунктом.

  1. потребовать уменьшения цены за оказание услуги (выполнение работы);расторгнуть договор об оказании услуги (выполнении работы).

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков оказания услуги (выполнения работы).В случае нарушения установленных сроков оказания услуги (выполнения работы) или назначенных потребителем на основании настоящего пункта новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пени) в

Статья 403.

Ответственность должника за действия третьих лиц

; ответственность абонента по договору энергоснабжения за действия субабонентов (ст.

539 ГК); ответственность покупателя по договору купли-продажи (поставки) за фактических получателей (адресатов) товара. Ответственность должника за действия третьих лиц наступает на общих основаниях. Должник, возместивший убытки или уплативший неустойку своему кредитору за действия третьего лица, вправе предъявить регрессное требование к последнему, не исполнившему или ненадлежащим образом исполнившему обязательство.

2. В случаях, установленных законом, ответственность может быть возложена непосредственно на третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем обязательства, с которым кредитор не состоит в обязательственных отношениях.

Прямая ответственность третьего лица является исключением из общего правила и не получила широкого распространения. В качестве примеров можно привести п.

3 ст. 872 ГК, устанавливающий

Ответственность исполнителя за третьих лиц по договору

780 ГК РФ, исполнитель должен оказать услуги лично и не вправе привлекать для исполнения договорных обязательств третьих лиц, если только договором не согласовано иное. В зависимости от статуса исполнителя под личным оказанием услуг понимается следующее: 1) исполнитель — юридическое лицо оказывает услуги силами физических лиц, действующих от его имени (ст.

53, п. 1 ст. 182, ст. 402 ГК РФ). Для соблюдения требований ст. 780 ГК РФ о личном исполнении данные лица должны являться работниками юридического лица (см.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.11.2006 N А19-15988/05-12-Ф02-5680/06-С2)

Статья 403. Ответственность должника за действия третьих лиц

; — ответственность генерального подрядчика перед заказчиком за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком и перед субподрядчиком — за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда (п.

3 ст. 706 ГК); — ответственность акционерного общества перед своими акционерами за исполнение обязанности по надлежащему ведению реестра и за действия регистратора как общества, поручившего ведение реестра регистратору (п.

Статья 403. Ответственность должника за действия третьих лиц

По делу N 5248/96 с банка, обслуживающего клиента (истца), были взысканы пени за несвоевременное исполнение третьим лицом (банком-депозитарием) поручения по переводу казначейских обязательств истцу на его счет в банке-депозитарии.

Установлено, что срок переоформления ценных бумаг был нарушен ввиду упущений обслуживающего банка (должника), который в силу этого и должен нести ответственность перед клиентом (кредитором) (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.04.97 — Вестник ВАС РФ, 1997, N 7).

Для снятия с себя ответственности должнику необходимо доказать не только отсутствие собственной вины, но и вины непосредственного исполнителя. 2. Во многих случаях действующее законодательство устанавливает непосредственную ответственность третьего лица — исполнителя обязательства перед кредитором.

Так, ст. 866 ГК устанавливает,

Компания Ребус

395 Кодекса, взыскиваются не с этих лиц, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения, если законом не установлено, что такую ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14).

Для выполнения своего обязательства перед клиентом банк воспользовался услугами службы связи; поручение не было выполнено.

Ответственность исполнителя перед третьими лицами по договорам об оказании аудиторских услуг и услуг по оценке

Может ли акционер предъявить к аудитору иск о признании аудиторского заключения ошибочным?Далеко не всегда подобные вопросы арбитражные суды решают для истца положительно. Посредством самостоятельного иска нельзя оспорить выводы оценщика о размере стоимости имущества, если на основе оценки уже заключен договор или издан акт .

Невозможно в судебном порядке требовать проверки аудиторского заключения, если истец-акционер мог защитить свои интересы на общем собрании акционеров и у него нет договорных отношений с ответчиком . Абзац 4 п. 1 информационного письма от 30 мая 2005 г. N 92

«О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком»

; Постановление ФАС Уральского округа от 8 августа 2005 г.

N Ф09-2457/05-С4. Постановление ФАС Московского округа от 26 сентября 2002 г.

N КГ-А40/5488-02.Рассмотрим сначала общие, а затем специальные основания

Ответственность за действия третьих лиц

2. Ответственность должника за действия третьих лиц подчиняется общим правилам о гражданско-правовой ответственности.

В частности, если ответственность должника строится на началах вины, то для освобождения себя от ответственности он должен доказать не только свою невиновность, но и невиновность третьего лица. Если же обязательство связано с предпринимательской деятельностью должника и он несет ответственность за нарушение этого обязательства на началах риска, то для снятия с себя ответственности должник должен доказать, что надлежащее исполнение третьим лицом обязательства оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Ссылка на основную публикацию