Установлено требование о наличии у участника закупки товара статуса производителя или дилера

Как, не ограничив конкуренцию, установить требование о дилерстве при размещении закупки

Заказчикам хочется получить дилера как поставщика, поскольку он почти наверняка является гарантией высокого качества продукции. Как же, не ограничив конкуренцию, установить требование о дилерстве?

Заказчикам хочется получить дилера как поставщика, поскольку официальный дилер почти наверняка является гарантией высокого качества продукции (услуг, работ). Законом № 223 предусматривается ограничение круга потенциальных поставщиков дилерами, однако законно это далеко не всегда. Расскажем, каким образом, не ограничивая конкуренцию, заказчик вправе установить требования о дилерстве по Закону № 223.

Когда возможно установление требования о дилерстве: три условия

Если требование о дилерстве установлено без обоснования, то можно запросить у заказчика разъяснения. Основаниями обоснованности такого требования является наличие хотя бы одного условия из трех:

  1. Если техническая документация содержит требование о дилерстве, то у заказчика есть право продублировать данное требование в закупочной документации.
  2. Вторым возможным вариантом является наличие официальной информации производителя продукции о том, что ее поставка и обслуживание может осуществляться исключительно дилером.
  3. Третье условие – наличие обоснования необходимости поставки техники именно дилером, в котором есть ссылка на качественные параметры.

Дилерство при закупке товаров

В соответствии с Законом № 223, у заказчика имеется возможность устанавливать к товару требования, включая средства индивидуализации, но при условии, что это содержится в положении о закупках. При закупке товара, важно не ограничить круг участников, устанавливая требование о статусе дилера, поскольку это вполне может быть признано нарушением конкуренции.

Однако у заказчика есть возможности:

  • отклонения заявки, если поставщиком не подтверждена готовность выполнения предъявляемых требований;
  • оштрафовать поставщика и удержать с него обеспечение исполнение контракта, если нарушения требований выявлены при поставке;

У заказчика также имеется возможность обосновать факт ограничения дилерами круга участников: так как в соответствии с Законом № 223 (статья 3, часть 1) запрещается лишь необоснованное ограничение конкуренции.

Требование о дилерстве касается не только закупки комплектующих и запасных частей. К примеру, при поставке техники в качестве обоснования такого требования также выступает официальная информация изготовителя о реализации этой техники только через дилерскую сеть. Таким образом, если при наличии подобных сведений установлено требование о дилерстве, заказчик будет стараться исключить возможность приобретения иных товаров.

В закупочной документации уточните, что вами приобретается именно новая техника. Также в положении о закупке стоит предусмотреть возможность установления требований о поставке дилерами – а вдруг это вам понадобится.

Когда условие дилерства лучше не устанавливать

Условие дилерства не стоит устанавливать без серьезных обоснований. Заказчику не следует указывать статус дилера как обязательное требование к участнику закупки, поскольку его все равно можно учесть в случае сравнения заявок, при условии, что заказчиком будет выбран наиболее подходящий способ закупки.

Далеко не каждому объекту закупки требуется поставка и обслуживание от официального дилера, так что, если требования о дилерстве применять повсеместно, то это может быть признано ограничением конкуренции.

Дилерство при закупке работ (услуг)

При закупке работ (услуг), например, по обслуживанию машин и оборудования, возможность установки требований о дилерстве расширяется. Дело заключается в том, что при закупке работ дилерство является требованием и к поставщику, и к качеству выполняемых работ. Если вы в качестве поставщика закупаете работы (услуги) через конкурс либо запрос предложений, то у вас есть возможность потребовать статус дилера, если выполнить работу (предоставить услугу), помимо официального дилера, не может никто, дилер же способен выполнить ее с гораздо более высоким качеством. Не стоит устанавливать требование о дилерстве, если невозможно его обосновать, поскольку это наверняка признают ограничением конкуренции.

Как выбирать способ закупки для получения исполнителя-дилера

При желании получить официального дилера в качестве поставщика, заказчик может провести закупку через запрос предложений либо конкурс. В таком случае в числе критериев сравнения заявок он может поместить критерий «статус официального дилера». Также должны быть прописаны порядок подтверждения статуса, доля данного критерия, а также число полученных дилером дополнительных баллов.

Кто не является дилером, не может быть отстранен от участия в госзакупке, значит, ограничения конкуренции нет. При прочих равных условиях поставщиком станет официальный дилер оборудования, а это окажет положительное влияние на качество поставки.

Мнение судов о дилерстве в государственных закупках

Количество просмотров: 4738

Сургутскова И.А. Установление требований к участникам закупки: практика обжалования (сборник докладов “Корпоративные закупки – 2017: практика применения Федерального закона N 223-ФЗ”. – “ПРИНТ ИНТАЙМ”, 2017 г.)

Установление требований к участникам закупки: практика обжалования

старший юрист Экспертно-консультационного

центра Института госзакупок

В соответствии с п. 9 ч. 10 ст. 4 Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” (далее также – Закон N 223-ФЗ) заказчик обязан в документации о закупке установить требования к участникам закупки и перечень документов, представляемых участниками закупки для подтверждения их соответствия установленным требованиям.

При этом указанный закон не содержит ни перечня таких требований, ни правил или ограничений по их установлению*(1). Это дает возможность заказчикам устанавливать практически любые, необходимые и с их точки зрения, требования к участникам закупки. Главное, чтобы возможность установления того или иного требования была предусмотрена положением о закупке. В связи с этим в общем объеме жалоб количество обжалований, связанных с установлением требований к участникам закупки, весьма значительно.

Рассмотрим некоторую административную и судебную практику обжалования установления требований к участникам закупки.

Требование о наличии опыта

В большинстве случаев контрольные органы и суды признают такое требование правомерным и вполне обоснованным, полагая, что заключение договора с участником закупки, обладающим достаточным опытом, в наибольшей степени будет отвечать целям закупки.

Так, Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 22.09.2016 N Ф09-8071/16 по делу N А76-20879/2015 указал:

“Согласно правовой позиции Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 28.12.2010 N 11017/10 по делу N А06-6611/2009, основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников аукциона, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение договора которым в наибольшей степени будет отвечать потребностям заказчика и целям эффективного использования денежных средств в условиях добросовестной конкуренции.

. по смыслу ч. 1 ст. 1 Закона о закупках в торгах участвуют лишь те претенденты, которые могут своевременно и полно удовлетворить потребности заказчика в товарах, работах, услугах с необходимыми показателями цены, качества и надежности, следовательно, включение в документацию о торгах условий, которые в итоге приводят к исключению из круга участников размещения заказа лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в торгах и не является нарушением ст. 17 Закона о защите конкуренции; повышенные требования к участникам закупки, связанные с наличием у них . опыта работы, связанного с предметом закупки. сами по себе не могут свидетельствовать об ограничении конкуренции; действуя добросовестно, заказчик вправе предъявить повышенные требования к участникам закупки, исходя из своих потребностей, целей, значимости и характера заказа, условий безопасности, которым могут не соответствовать все субъекты хозяйственной деятельности, поскольку правомерная конкуренция состоит в соперничестве и в формировании любым лицом лучшего предложения по исполнению заказа; повышенные требования к участникам закупки не могут расцениваться как ограничение одних и предоставление преимущества другим субъектам.

. согласно ст. 1, 2, 3 Закона о закупках при организации закупок заказчики не связаны императивным перечнем требований к участникам закупок и могут самостоятельно определять такие требования с учетом имеющих правовое значение целей и принципов, в том числе критерия измеримости (п. 4 ч. 1 ст. 3 названного Закона), при этом принципиальное значение приобретают как равные условия для всех претендентов, исключающие признаки дискриминации и несправедливой конкурентной борьбы, так и эффективное использование заказчиками денежных средств и сокращение их издержек (с учетом показателей цены, качества и надежности); баланс интересов заказчиков и участников закупок обусловлен именно этими категориями”.

Однако имеется и противоположная практика.

Например, Санкт-Петербургское УФАС России посчитало неправомерным установление требования о наличии у участника закупки практического опыта выполнения работ. При этом комиссия УФАС пришла к выводу о том, “что потенциальные участники закупки, осуществляющие свою деятельность по предмету закупки в полном соответствии с требованиями действующего законодательства, располагающие необходимыми трудовыми и материальными ресурсами для выполнения работ по предмету закупки, не имеющие опыта выполнения работ, аналогичных предмету закупки, непосредственно за 2013, 2014 или 2015 год, или не располагающие таким опытом вовсе, необоснованно ограничены в своем праве принять участие процедуре закупки” (решение от 23.06.2016 по жалобе N Т02-385/16).

Нужно иметь в виду, что большое значение для определения контрольными или судебными органами правомерности установления требования о наличии у участника закупки опыта поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг, имеет, во-первых, наличие в документации о закупке ясных и четких критериев определения аналогичности товаров (работ, услуг), опыт поставки (выполнения, оказания) которых должен иметь участник закупки, во-вторых, соотносимость требуемого опыта с предметом закупки.

Так, при проведении запроса предложений на выполнение работ по устройству технологического проезда заказчик установил требование о наличии не менее трех заключенных и исполненных участником закупки гражданско-правовых договоров, с завершенными в 2012, 2013, 2014 годах работами сопоставимого характера и объема, предметом которого является выполнение аналогичных работ, являющихся предметом закупки.

Решением от 29.10.2015 N 223ФЗ-326/15 ФАС России признала заказчика нарушившим требования Закона N 223-ФЗ, в том числе по причине отсутствия в документации о закупке параметров сопоставимости характера и объема работ.

Арбитражный суд Московского округа поддержал ФАС России, указав, что “к неизмеряемым требованиям к участникам закупочных процедур можно отнести те требования, содержание которых не может быть формализовано и однозначно понятно для всех потенциальных участников закупки.

При этом из документации не представляется возможным определить. какие работы являются сопоставимыми, аналогичными при предоставлении заключенных и исполненных участником закупки гражданских договоров, указанных в документации” (постановление от 10.01.2017 N Ф05-20287/2016 по делу N А40-3315/16).

Необходимо отметить, что аналогичной позиции придерживается и Минэкономразвития России. В письме от 25.07.2016 N Д28и-1863 министерство указало, что “заказчик вправе требовать наличия у участников закупки. опыта выполнения аналогичных работ, при этом в документации о закупке должны быть раскрыты понятие “аналогичность”, а также критерии отнесения работ к аналогичным предмету размещаемого заказа в зависимости от специфики осуществляемой деятельности”.

В другом случае при проведении конкурса на выполнение комплекса работ по сооружению волоконно-оптических линий связи для энергообъектов опорной сети заказчик установил в качестве требования к участникам закупки наличие опыта выполнения аналогичных работ, не менее 49% от начальной максимальной цены договора, отвечающего следующим параметрам аналогичности: опыт выполнения комплекса работ по сооружению волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) для энергообъектов энергетических компаний.

Один из участников подал в антимонопольный орган жалобу на приведенное выше требование конкурсной документации.

Признавая жалобу обоснованной, комиссия Московского УФАС России отметила, что “из положений конкурсной документации не следует, что выполнение работ, составляющих предмет договора, будет проходить непосредственно внутри энергообъектов заказчика, что позволило бы установить специфичность работ именно в энергетических компаниях. Не представляется возможным (из содержания конкурсной документации) установить специфику выполнения работ по прокладке ВОЛС, которая бы не позволяла в качестве определения аналогичности работ подтвердить опыт в иных организациях (не энергетических компаний)” (решение Московского УФАС России от 25.03.2016 по делу N 1-00-477/77-16).

Требование к размеру уставного капитала

Весьма неоднозначно складывается практика рассмотрения споров в отношении установления требования о размере уставного капитала участника закупки – юридического лица.

Некоторые контрольные и судебные органы в таких спорах поддерживают заказчика, полагая, что поскольку уставный капитал определяет минимальный размер имущества участника закупки, гарантирующего интересы его кредитора, постольку заказчик заинтересован в том, чтобы в случае ненадлежащего исполнения условий договора подрядчиком имелась реальная возможность взыскания с него убытков.

Между тем в последнее время все чаще антимонопольный орган и суды встают на сторону участника закупки, считая требование о размере уставного капитала ограничивающим конкуренцию.

Так, например, ФАС России в решении от 13.10.2016 N 223ФЗ-576/16 указала, что требование о размере оплаченного уставного капитала участника конкурса не менее трех млрд рублей “ограничивает количество участников закупки в связи с тем, что не все участники закупки обладают вышеуказанным капиталом, что не позволяет участникам закупки принять участие в данной закупке”.

Читайте также:  Представление участником закупки по 44 ФЗ строительных работ технического плана в качестве документа, подтверждающего соответствие

В другом случае Татарстанское УФАС России посчитало, что требование к участникам закупки о минимальном размере уставного капитала предоставляет незаконные преференции тем, кто имеет значительно увеличенный размер уставного капитала, и нарушает требования п. 4 ч. 1 ст. 3 Закона N 223-ФЗ (решение от 11.01.2016 по делу N Т04-2/2016).

Отметим, что Минэкономразвития России также полагает, что заказчику лучше не “отсекать” участников закупки по размеру уставного капитала. В письме от 20.07.2016 N ОГ-Д28-8819 ведомство указало, что “требования к участникам закупки устанавливаются заказчиком в документации о закупке самостоятельно в зависимости от особенностей осуществления хозяйственной деятельности.

Вместе с тем часть 1 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ “О защите конкуренции” (далее – Закон N 135-ФЗ) гласит, что при проведении торгов, запроса котировок цен на товары, запроса предложений запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.

Таким образом, установление в документации о закупке требования к размеру уставного капитала может рассматриваться антимонопольным органом как нарушение положений Закона N 135-ФЗ”.

Требование о наличии у участника закупки статуса производителя или дилера

По вопросу правомерности установления такого требования существует различная практика контрольных и судебных органов.

Некоторые из них считают, что установление указанного требования вполне обоснованно, поскольку позволит исключить поставку контрафактной продукции, а также обеспечит квалифицированное гарантийное и постгарантийное обслуживание.

Так, Якутское УФАС России пришло к выводу, что заказчик, “установив требование о представлении оригинала документа, подтверждающего статус дилера, дистрибьютора или его копию, заверенную производителем продукции, и установив невозможность поставки “аналогичной”/”эквивалентной” продукции, не ограничил конкуренцию, и в целом не нарушил процедуру проведения торгов”, поскольку на сегодняшний день имеется несколько дилеров, способных поставить продукцию. Кроме того, целями заказчика при проведении закупочных процедур является выбор надежного поставщика, способного обеспечить поставку закупаемой продукции на наилучших для заказчика условиях, в связи с чем требование о поставе товара уполномоченным дилером или дистрибьютором является для заказчика принципиально важным и необходимым для качественного выполнения услуг в сфере своей профессиональной деятельности (решение Якутского УФАС России от 19.04.2016 N 02-74/18.1-16).

Однако имеется большое количество решений контрольных органов и судов не в пользу заказчика.

Например, при проведении аукциона заказчик установил квалификационное требование о том, что участник должен являться производителем либо обладать правом поставки вычислительной техники и оргтехники, предоставленным ему производителем. При этом в составе заявки участник должен представить документ, подтверждающий, что участник является производителем, или официальные письма от производителей (официальных представительств производителей на территории Российской Федерации) о праве участника поставлять конкретную вычислительную технику и оргтехнику. В письмах должны быть указаны конкретные модели, состав и объем вычислительной техники и оргтехники.

При рассмотрении жалобы одного из участников закупки ФАС России отметила, что “в отсутствие обязанности производителя как-либо реагировать на обращения участников закупки на соответствующие запросы, возможность участников закупки сформировать заявочные материалы в соответствии с вышеуказанными требованиями документации всецело зависит от волеизъявления третьего лица – производителя закупаемого товара, что ограничивает возможность участия в аукционе” (Решение ФАС России от 07.06.2016 N 223ФЗ-248/16).

Следует отметить, что Минэкономразвития России по вопросу правомерности установления требования о наличии у участника закупки статуса производителя в разное время давало разные разъяснения.

Так, в конце 2015 года ведомство считало, что установление приоритета для закупок только у производителей нарушает Закон N 223-ФЗ и Закон о защите конкуренции (письмо от 28.12.2015 N ОГ-Д28-16270). Однако год спустя в письме от 09.12.2016 N Д28и-3229 Минэкономразвития России высказало противоположную позицию о том, что “заказчик вправе установить в документации, в соответствии с положением, требование к участникам закупки обязательного наличия производства закупаемой продукции”.

Требование о наличии добровольной сертификации

В настоящее время в отношении правомерности установления требования о добровольной сертификации (например, системы менеджмента качества деятельности, качества продукции и пр.) существует противоположная административная и судебная практика.

Определенные контрольные и судебные органы полагают, что сертификат является гарантией высокого качества продукции, в связи с чем требование правомерно и не влечет ограничения конкуренции.

Так, при рассмотрении одного дела суд сделал вывод о законности требований заказчика, указав на то, что “наличие сертификата Static Control Components подтверждает, что организация, обладающая им, имеет оборудование и расходные материалы, сертифицированные по методике SCC, что подтверждает качество расходных материалов, а наличие сертификата Master-Recharger свидетельствует о том, что работник организации, имеющий данный сертификат, обучен методике и технологии оказания услуг по заправке картриджей офисной техники на специальном оборудовании, и при оказании данных услуг будет соблюден технологический процесс, обеспечивающий качество дальнейшей печати. Материалами дела подтверждается, что участниками закупки являлись несколько организаций, которые обладали требуемыми сертификатами SCC” (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.12.2016 по делу N А56-74040/2015).

Однако в некоторых случаях контрольные органы и суды признают требование о добровольной сертификации неправомерным.

Например, Санкт-Петербургское УФАС России в решении от 16.05.2016 N Т02-289/16 указало, что требование о наличии сертификата менеджмента качества не позволяет принять участие в закупке потенциальным участникам, не обладающим указанными документами, но имеющими возможность выполнить работы по договору, что приводит к нарушению прав и законных интересов неограниченного круга потенциальных участников закупки.

Из приведенной в настоящем докладе практики обжалования установления требований к участникам закупки видно, что имеются совершенно разные подходы контрольных органов и судов по вопросу правомерности/неправомерности установления того или иного требования.

В связи с этим заказчикам целесообразно ориентироваться на административную и судебную практику своего региона. Кроме того, в целях минимизации рисков обжалования действий заказчика и привлечения к административной ответственности рекомендуется переводить спорные требования к участникам закупки в статус критериев оценки заявок на участие в закупке.

*(1) Единственное правило, предусмотренное в Законе N 223-ФЗ по этому поводу, заключается в запрете на установление неизменяемых требований к участникам закупки (п. 4 ч. 1 ст. 3).

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Евсташенков А.Н., Ермакова А.В., Кошелева В.В., Лисовенко О.К., Песегова Т.Н., Сургутскова И.А., Федоров А.А. Корпоративные закупки – 2017: практика применения Федерального закона N 223-ФЗ. Сборник докладов. – М.: “ПРИНТ ИНТАЙМ”, 2017.

Издание содержит доклады, научно-исследовательские и методические материалы участников V Всероссийской практической конференции-семинара “Корпоративные закупки – 2017: практика применения Федерального закона N 223-ФЗ”, проведенной 16-17 марта 2017 года. Сборник обобщает результаты последних методических и практических наработок в сфере корпоративных закупок.

Комитет ставропольского края по государственным закупкам

К вопросу о правомерности указания конкретного производителя товара, товарного знака в соответствии с проектной документацией при осуществлении регламентированных закупок (44-ФЗ, 223-ФЗ): подборка практики

С 01 июля 2019 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 05.04.2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ о контрактной системе, 44-ФЗ), внесённые федеральным законом от 01.05.2019 г. № 71-ФЗ.

Среди указанных изменений особую практическую значимость для закупок в сфере строительства представляет приравнивание размещения проектной документации в составе документации о закупке к описанию объекта закупки.

В частности, включение проектной документации в документацию о закупке с 01.07.2019 г. является надлежащим исполнением требований пунктов 1 – 3 части 1 статьи 33 Закона № 44-ФЗ о контрактной системе.

При этом согласно части 4 статьи 110.2 Закона № 44-ФЗ о контрактной системе результатом выполненной работы по контракту, предметом которого являются строительство, реконструкция объекта капитального строительства, является построенный и (или) реконструированный объект капитального строительства, в отношении которого получено заключение органа государственного строительного надзора о соответствии построенного и (или) реконструированного объекта капитального строительства требованиям проектной документации.

В связи с этим в практике применения законодательства РФ о контрактной системе неизбежно возникает вопрос о правомерности указания в закупочной документации конкретного производителя товара и (или) товарного знака, торговой марки без предоставления возможности поставить эквивалентный товар.

Ведь, при составлении проектной документации, как правило, указываются оборудование и материалы конкретных производителей товара и (или) товарных знаков. При этом заказчик и(или) проектная организация могут на этапе составления проектной документации в качестве проектных решений предусмотреть такие оборудование и материалы конкретных производителей, которых нет в обращении на конкурентном рынке, что будет неизбежно вести к ограничению количества участников закупки.

Аналогичная проблема возникла и в закупках в сфере строительства, осуществляемых в рамках Федерального закона от 18.07.2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее – Закон № 223-ФЗ о закупках, 223-ФЗ) в связи с вступлением в силу новой редакции указанного закона.

Как известно, с 01.07.2018 г. в рамках Закона № 223-ФЗ о закупках действуют специальные правила описания предмета закупки, в чём-то схожие, но не идентичные правилам описания объекта закупки в рамках 44-ФЗ.

В частности, новая редакция Закона № 223-ФЗ о закупках (п. 2 ч. 6.1 ст. 3) допускает обоснованное ограничение количества участников закупки, в том числе путём установления требований к конкретному производителю товара, его товарному знаку, если это обусловлено спецификой предмета закупки.

В этом материале приводил в качестве примера обоснованного ограничения количества участников закупки необходимость соблюдения требований статьи 48 Градостроительного кодекса РФ, пунктом 4 Положения о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.02.2008 № 87, пункта 4.7 ГОСТ 21.110-2013, которые предусматривают указание конкретного производителя товаров и материалов в проектной документации.

Таким образом, озвученная проблема в настоящее время имеется, как в рамках новой редакции Закона № 223-ФЗ о закупках, так и новой версии Закона № 44-ФЗ о контрактной системе.

В связи с этим в рамках данного материала автором будут собираться и обновляться случаи из судебной и административной практики по данному вопросу как в рамках 44-ФЗ, так и в рамках 223-ФЗ.

1. Выбор конкретного производителя оборудования, являющегося предметом закупки, обусловлен производственной необходимостью соблюдения требований проектных решений и является правомерным, так как неисполнение указанного требования заказчиком приведет или может привести к невозможности использования построенного объекта газоснабжения по назначению (постановление 13-го арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2019 года по делу № А56-136679/2018).

07.09.2018 года на официальном сайте www.zakupki.gov.ru в сети Интернет ООО «Газэнергоинформ» опубликовано извещение № 31806899744 о проведении открытого запроса предложений в электронной форме по номенклатурной группе «Оборудование для врезки и ремонта газопроводов под давлением», включая Документацию о запросе предложений.

Пунктом 1 Технического задания Документации установлены следующие требования к качеству, техническим характеристикам поставляемого товара: «Комплект оборудования торговой марки «Ravetti» Ду 50-150 мм для врезки и двухстороннего перекрытия газопроводов Ду 50-150 мм под давлением до 12 кгс/см2 с обустройством байпасной линии».

ООО “Промтехнологии”, посчитав действия организатора торгов по установлению в документации требований о поставке товара конкретного производителя и отсутствия при этом возможности поставки эквивалентного товара, неправомерными, обратилось в антимонопольный орган с жалобой, в которой указывает на неправомерные действия организатора торгов, выразившиеся в установлении в документации требований о поставки товара конкретного производителя и отсутствия при этом возможности поставки аналогичного товара.

Управлением по Санкт-Петербургу принято решение от 02.10.2018 по жалобе № Т02-321/18, которым жалоба Общества признана необоснованной.

Общество оспорило решение Управления в судебном порядке.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суды 1-й и апелляционной инстанции, указали следующее.

Читайте также:  Совокупный годовой объем закупок по 44 ФЗ

Как следует из материалов дела и установлено судом, основанием для включения в техническое задание перечня оборудования торговой марки «Ravetti» является проектная и рабочая документация (проект № 28-2017-ГСН) на обустройство учебно-материальной базы военного городка № 68 51 пдп, 106 вд, г. Тула (шифр объекта Т-42/16-121) котельной.

При выполнении работ будет производиться присоединение к существующему подземному газопроводу среднего давления (диапазон давления в точке подключения от 0,23 Мпа до 0,З Мпа).

Руководствуясь требованиями проектной документации, при выполнении работ по присоединению перекрытие стального подземного газопровода под давлением должно производиться через прямой фитинг по технологии Ravetti.

Для выполнения работ необходимо использование следующих материалов и оборудования: «комплект оборудования для врезки и перекрытия газопровода Ravetti Ду 125 – 150 мм под давлением до 12 кгс/см2», «комплект байпаса полиуретанового стоп-системы Ravetti SS4».

Указанное оборудование является предметом запроса предложений (позиции 1 и 3 Технического задания), организованным заказчиком для приобретения оборудования, указанного в Проекте, для осуществления работ на объекте.

Проектом предусматривается, в том числе установка и обвязка временного ГРПШ-РДК15-1-Б.2.2414-300 на время демонтажно-монтажных работ, с применением технологического оборудования «Стоп-система» фирмы Ravetti, для проведения работ без снижения давления и отключения потребителей, а также врезка стоп-систем Ravetti в газопроводы высокого и низкого давлений (стр. 11 и 33 Проекта). На Проект получено заключение экспертизы промышленной безопасности, внесенное в реестр заключений промышленной безопасности Приволжским управлением Ростехнадзора.

Согласно Технико-экономической характеристике проектируемого объекта (раздел 6 проекта, стр. 22) давление природного зада в газопроводе «Газопровод, назначение: газоснабжение, протяженность 2259,0м, инв. №88:000:001:003855180:0000:2006, адрес объекта: Республика Марий Эл, Горномарийский район, начало – в 100м на северо-восток от 145 км автодороги Йошкар-Ола Козьмодемьянск-Чебоксары, конец 1- в 50 м на северо-запад от дома 1 дер. Шерекей, конец 2 – в 60 м на запад от дома 24 дер.Кожланангер. Инв.№ 8604 (код стройки 8604-16-2)» составляет 0,04 МПа.

Соответственно, в силу пункта 4 Приложения № 2 (Классификация опасных производственных объектов) к Федеральному закону от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее – Закон № 116-ФЗ) указанный газопровод имеет III класс опасности (опасный производственный объект, предназначенный для транспортировки природного газа под давлением свыше 0,005 МПа до 1,2 МПа включительно).

В соответствии со статьей 8 Закона № 116-ФЗ о промышленной безопасности техническое перевооружение опасного производственного объекта осуществляются на основании документации, разработанной в порядке, установленном Законом № 116-ФЗ, с учетом законодательства о градостроительной деятельности.Отклонения от проектной документации опасного производственного объекта в процессе его строительства, реконструкции, капитального ремонта, а также от документации на техническое перевооружение опасного производственного объекта в процессе его технического перевооружения не допускаются.

В свою очередь, статья 55 Градостроительного кодекса РФ предполагает выдачу разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, которое представляет собой документ, удостоверяющий, в том числе, соответствие построенного, реконструированного объекта капитального строительства проектной документации.

На основании изложенного, суды пришли к выводу о том, что выбор конкретного производителя оборудования, являющегося предметом закупки, обусловлен производственной необходимостью соблюдения требований проектных решений и является правомерным, так как неисполнение указанного требования заказчиком приведет или может привести к невозможности использования построенного объекта газоснабжения по назначению.

Указание в закупочной документации конкретного производителя товара и (или) товарного знака, торговой марки без уточнения возможности поставить эквивалент (аналог) не нарушает норм Закона № 223-ФЗ о закупках. Более того такие действия направлены на определение потребностей Заказчика и выявление товара, подлежащего поставке, в наилучшей степени отвечающего требованиям заказчика, в связи с чем довод подателя жалобы несостоятелен и подлежит отклонению апелляционной коллегией.

Вышеизложенная информация также была опубликована на сайте ЕИС и на электронной торговой площадке «Газнефтеторг» в качестве разъяснений положений документации.

Информацией об эксклюзивности указанного в запросе поставщика товара заказчик или организатор не владеют. Оборудование «Ravetti» относится к товару, реализуемому на конкурентном рынке.

Также в документации не содержится условий о необходимости участникам закупки являться производителем указанного товара, таким образом, Заявитель, как любой иной потенциальный участник закупки, не ограничен в своем праве приобрести с целью поставки товар именно с теми характеристиками, которые определены потребностью Заказчика и установлены в требованиях Документации.

Таким образом, по мнению суда, антимонопольный орган – УФАС по Санкт-Петербургу пришёл к правомерному выводу об отсутствии нарушений в действиях организатора торгов при организации и проведении открытого запроса предложений в электронной форме по номенклатурной группе «Оборудование для врезки и ремонта газопроводов под давлением».

2. Отклонение заявки участника закупки, предложившего эквивалентное оборудование, правомерно, поскольку проектной документацией предусмотрена установка оборудования конкретного производителя, а поставка другого оборудования потребует пересогласования проектной документации (решение Якутского УФАС России от 14.12.2018 г. № 03-111/18.1-18)

Как следует из материалов дела, 30.11.2018 года на официальном сайте единой информационной системы в сфере закупок www.zakupki.gov.ru размещено извещение № 31807230650 о проведении запроса коммерческих предложений поставки котлов газовых, документация о проведении запроса коммерческих предложений № 341/12-18, утвержденная генеральным директором АО «АК «ЖДЯ» и проект договора.

Предмет заключаемого по результатам закупки договора является – поставка котлов газовых.

Согласно протокола рассмотрения, оценки и сопоставления заявок от 6.12.2018 года в допуске к оценке и сопоставлению заявок отказано ООО «КЭПИнформ», которое предложило к поставке эквивалентные оборудование – газовые котлы.

Не согласившись с отказом в допуске к оценке и сопоставлению заявок, заявителем подана жалоба. По мнению заявителя предлагаемое к поставке котельное оборудование по данному запросу предложений со стороны ООО «КЭПИнформ» полностью идентично техническим и весогабаритным характеристикам запрашиваемого к поставке оборудования.

Решением Якутского УФАС России от 14.12.2018 г. № 03-111/18.1-18 в удовлетворении жалобы отказано в связи со следующим.

Согласно письменным пояснениям заказчика, в 2016 году АО «АК «ЖДЯ» были приобретены котлы производителя ЗАО «ЗИОСАБ». Проектной документацией предусмотрена установка газовых котлов ЗАО «ЗИОСАБ». Поставка других котлов потребует пересогласование проектной документации и дополнительные работы по переделке помещений, в которых планируется установка газовых котлов.

Таким образом, довод заявителя о том, что заказчик неправомерно отказал ООО «КЭПИнформ» в допуске к оценке и сопоставлению заявок, не обоснован.

3. Указание конкретного изготовителя или поставщика в опросных листах, являющихся частью проектной документации, не противоречит нормам действующего законодательства (решение Красноярского УФАС России от 25.03.2019 г. № 073-18.1)

В адрес Красноярского УФАС России поступила жалоба ООО «Комплектэнерго» на действия организатора закупки – Муниципального унитарного предприятия электрических сетей г. Зеленогорска при проведении запроса ценовых предложений на выполнение электромонтажных и пуско-наладочных работ по модернизации РЗА 110кВ, системы телемеханики, замена масляных выключателей МКП-110кВ (3шт.) на элегазовые выключатели 110кВ (3шт.) подстанции «Городская-2» (извещение № 31907611207).

В частности, по мнению подателя жалобы, заказчик – Муниципальное унитарное предприятие электрических сетей г. Зеленогорска неправомерно указывает в закупочной документации шкафы автоматики и защиты конкретных производителей, указанных в проектной документации, не допуская их замену на эквиваленты:

«В приложении №1 (Спецификация оборудования, изделий и материалов) содержит пункты, для которых заказчик не допускает поставку аналогов (пп. 1, 3-7). Шкафы автоматики и защиты производятся множеством производителей и не являются уникальным товаром».

Решением Красноярского УФАС России от 25.03.2019 г. № 073-18.1 жалоба ООО «Комплектэнерго» на действия заказчика признана необоснованной, поскольку производители оборудования, указанные заказчиком, содержатся в спецификации оборудования и изделий, являющейся неотъемлемой частью проектной документации.

Позиция Красноярского УФАС России здесь аналогична позиции, изложенной в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа № Ф06-42302/2018 от 12.02.2019 г. по делу № А57-23930/2017 – см. пример 4 в материале: Обоснованное ограничение количества участников закупки путём указания конкретного производителя товара в рамках новой редакции Закона № 223-ФЗ: подборка примеров из судебной практики для профессора Трефиловой Т.Н.

Приведенные примеры правомерности указания конкретного производителя товара, товарного знака в соответствии с проектной документацией при осуществлении регламентированных закупок (44-ФЗ, 223-ФЗ) являются только началом из череды многочисленных споров, которые нас ожидают в самое ближайшее время.

Информация о самых интересных административных и судебных делах по этой проблеме будет в дальнейшем размещаться в рамках данного материала.

Автор: Дон Виктор Викторович, директор Балтийского тендерного центра, юрист-практик, эксперт в сфере закупок

Заказчики по Закону № 223-ФЗ не вправе требовать, чтобы товар поставил производитель или дилер

Заказчик потребовал, чтобы участник закупки являлся производителем товара либо иным лицом, обладающим правом поставлять товар. Это право должен предоставить производитель.

По мнению ФАС, такие положения документации нарушают Закон № 223-ФЗ.

Госорган принимал и иную позицию: требование о наличии у участника статуса производителя или дилера правомерно. Мнение судов по этому вопросу также разнится.

Полагаем, во избежание возможных претензий со стороны контрольного органа заказчикам лучше не устанавливать подобное требование.

Документ: Решение ФАС России от 06.12.2017 № 223ФЗ-999/17

Источник: Консультант Плюс

Читайте также:

Инвесторы в марикультуру найдут место онлайн

Правительство РФ утвердило новые Правила определения границ рыбоводных участков в акватории Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна. Привлечение инфесторов строится на использовании цифровых технологий.

Унитарным предприятиям могут упростить закупки

Госдума приняла в первом чтении законопроект, упрощающий унитарным предприятиям закупки. Согласно поправкам эти организации смогут по Закону N 223-ФЗ проводить закупки, осуществляемые без привлечения бюджетных средств.

СОГЛАШЕНИЕ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

Настоящее соглашение регламентирует отношения между АО «Аналитический центр» и физическим лицом (Пользователь) и вступает в силу с момента принятия Пользователем условий настоящего соглашения. При несогласии Пользователя с хотя бы одним из пунктов соглашения, Пользователь не имеет права дальнейшей регистрации. Продолжение процедуры регистрации говорит о полном и безоговорочном согласии с настоящим соглашением.

ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Регистрация – процедура, в ходе которой Пользователь предоставляет достоверные данные о себе по утвержденной форме регистрации (регистрационная карта). Прохождение процедуры регистрации говорит о том, что Стороны полно и безоговорочно согласились с условиями настоящего соглашения.

Персональные данные Пользователя – данные, используемые для идентификации личности, добровольно указанные Пользователем при прохождении регистрации. Данные хранятся в базе данных на сервере АО «Аналитический центр» и подлежат использованию исключительно в соответствии с настоящим соглашением и законодательством РФ.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

Мы используем персональные данные Пользователя только для тех целей, которые указываются при их сборе. Мы не используем персональные данные для других целей без согласия Пользователя. Мы можем использовать персональные данные Пользователя для следующих целей:

  • Для организации выдачи Пользователю электронной цифровой подписи в рамках сети Аккредитованных при Некоммерческой организации «Ассоциация Электронных Торговых Площадок» Удостоверяющих центров, а также ее обслуживания и оказания сопутствующих услуг;
  • Для обратной связи с Пользователем в целях предоставления услуги или информации, в том числе посредством рассылки рекламных, информационных и (или) иных материалов АО «Аналитический Центр» на указанную электронную почту. Отказаться от рассылки рекламных, информационных и (или) иных материалов АО «Аналитический Центр» можно нажав на соответствующую кнопку в нижнем колонтитуле любого письма в рамках такой рассылки;
  • Для ответов на запросы Пользователя в службу поддержки;
  • Для выполнения обязательств по договорам.

Для использования персональных данных для любой иной цели мы запрашиваем подтверждение Пользователя. Пользователь соглашается, что АО «Аналитический центр» оставляет за собой право использовать его персональные данные анонимно и в обобщенном виде для статистических целей.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ПО РЕГИСТРАЦИИ

Пользователь соглашается предоставить правдивую, точную и полную информацию о себе по вопросам, предлагаемым в регистрационной карте. Если Пользователь предоставляет неверную информацию, АО «Аналитический центр» имеет право приостановить либо отменить регистрацию.

ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ТРЕТЬИМ ЛИЦАМ

АО «Аналитический центр» не передает персональные данные третьим лицам для маркетинговых целей без разрешения Пользователя.

АО «Аналитический центр» может передавать персональные данные Пользователя компаниям, аффилированным по отношению к АО «Аналитический центр», для обработки и хранения. Пользователь соглашается с тем, что АО «Аналитический центр» передает персональные данные Пользователя уполномоченным организациям для создания и выдачи электронной подписи, выполнения требуемых услуг и операций.

Читайте также:  Изменения в положение о закупке по 223 ФЗ

АО «Аналитический центр» предоставляем третьим лицам объем персональных данных, необходимый для оказания требуемой услуги или транзакции. При необходимости АО «Аналитический центр» можем использовать персональные данные Пользователя для ответа на претензии, исковые заявления.

АО «Аналитический центр» можем собирать и, при необходимости, передавать уполномоченным органам имеющуюся в нашем распоряжении информацию для расследования, предотвращения и пресечения любых незаконных действий. АО «Аналитический центр» вправе раскрывать любые персональные данные по запросам правоохранительных органов, решению суда и в прочих случаях, предусмотренных законодательством РФ.

С целью предоставления дополнительной информации, оказания услуг, Пользователь можете быть направлен на другие ресурсы, содержащие информационные или функциональные ресурсы, предоставляемые третьими лицами.

Только в тех случаях, когда информация собирается от лица АО «Аналитический центр», использование данных Пользователя будет определяться политикой АО «Аналитический центр» в отношении конфиденциальности персональных данных. При предоставлении информации на других ресурсах будут использоваться политики в отношении конфиденциальности персональных данных, проводимые их владельцами.

АО «Аналитический центр» требует от своих партнеров использования политики в отношении конфиденциальности персональных данных, согласующихся с политикой АО «Аналитический центр».

БЕЗОПАСНОСТЬ ВАШИХ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

АО «Аналитический центр» использует технологии безопасности, процедуры и организационные меры для защиты персональных данных Пользователя от несанкционированного доступа, использования или разглашения.

АО «Аналитический центр» стремится защитить персональные данные Пользователя, но не может гарантировать безопасность передаваемых данных.

АО «Аналитический центр» рекомендует принимать все меры по защите ваших персональных данных при работе в Интернете. Часто меняйте пароли, используйте сочетание букв и цифр при создании паролей и используйте защищенный браузер.

АО «Аналитический центр» не хранит персональные данные Пользователя дольше, чем необходимо для целей их сбора, или чем требуется в соответствии с действующими законами или правилами.

223-ФЗ: возможно ли добавить требование о наличии сервисного центра при закупке оборудования?

ВОПРОС

Вправе ли заказчик при описании объекта закупки с целью проведения торгов для закупки товара по 223-ФЗ указать в техническом задании требование о наличии сервисного центра на территории Санкт-Петербурга?

ОТВЕТ

Такое требование должно быть справедливым, основанным на объективных причинах и не приводить к ограничению конкуренции.

Если объектом закупки является сложное оборудование, на которое заказчиком установлено требование о гарантийных обязательствах, то, по нашему мнению, заказчик вправе установить в техническом задании требование о наличии сервисного центра на территории Санкт-Петербурга.

При этом заказчик должен быть готов обосновать свое требование контролирующим органам.

ОБОСНОВАНИЕ

Федеральный закон от 18.07.2011 N 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” (далее – Закон N 223-ФЗ) устанавливает общие принципы закупки товаров, работ, услуг и основные требования к закупке товаров, работ, услуг юридическими лицами, указанными в части 2 статьи 1 Закона N 223-ФЗ.

Согласно части 1 статьи 2 Закона N 223-ФЗ, при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом о закупках, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принятыми в соответствии с ними и утвержденными с учетом положений части 3 статьи 2 Закона N 223-ФЗ правовыми актами, регламентирующими правила закупки.

Согласно части 2 статьи 2 Закона N 223-ФЗ, Положение является документом, который регламентирует закупочную деятельность заказчика и должен содержать требования к закупке, в том числе порядок подготовки и проведения процедур закупки (включая способы закупки) и условия их применения, порядок заключения и исполнения договоров, а также иные связанные с обеспечением закупки положения.

В силу части 1 статьи 3 Закона N 223-ФЗ, при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются следующими принципами:

  1. информационная открытость закупки,
  2. равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необходимых ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки,
  3. целевое и экономически эффективное расходование денежных средств на приобретение товаров, работ, услуг (с учетом при необходимости стоимости жизненного цикла закупаемой продукции) и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика,
  4. отсутствие ограничения допуска к участию в закупке путем установления неизменяемых требований к участникам закупки.

Согласно части 6 статьи 3 Закона N 223-ФЗ, не допускается предъявлять к участникам закупки, к закупаемым товарам работам, услугам, а также к условиям исполнения договора требования и осуществлять оценку и сопоставление заявок на участие в закупке по критериям и в порядке, которые не указаны в документации о закупке. Требования, предъявляемые к участникам закупки, к закупаемым товарам, работам, услугам, а также к условиям исполнения договора, критерии и порядок оценки и сопоставления заявок на участие в закупке, установленные заказчиком, применяются в равной степени ко всем участникам закупки, к предлагаемым ими товарам, работам, услугам, к условиям исполнения договора.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 18.1 Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ “О защите конкуренции” (далее – Закон N 135-ФЗ) по правилам статьи 18.1 Закона N 135-ФЗ антимонопольный орган рассматривает жалобы на действия (бездействие) юридического лица, организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной комиссии или аукционной комиссии при организации и проведении торгов, заключении договоров по результатам торгов либо в случае, если торги, проведение которых является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, признаны несостоявшимися, а также при организации и проведении закупок в соответствии с Законом о закупках.

Согласно части 2 статьи 18.1 Закона N 135-ФЗ, действия (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии могут быть обжалованы в антимонопольном органе лицами, подавшими заявки на участие в торгах, а в случае, если такое обжалование связано с нарушением установленного нормативными правовыми актами порядка размещения информации о проведении торгов, порядка подачи заявок на участие в торгах, также иным лицом (заявителем), права или законные интересы которого могут быть ущемлены или нарушены в результате нарушения порядка организации и проведения торгов; акты и (или) действия (бездействия) уполномоченного органа и (или) организации, осуществляющей эксплуатацию сетей, могут быть обжалованы юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, права или законные интересы которых, по их мнению, нарушены в результате осуществления в отношении таких лиц процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительство, либо предъявления требования осуществить процедуру, не включенную в исчерпывающий перечень процедур в соответствующей сфере строительства.

По смыслу положений статей 1, 2 и 3 Закона N 223-ФЗ при организации закупок заказчики не связаны императивным перечнем требований к участникам закупок и могут самостоятельно определять такие требования с учетом имеющих правовое значение целей и принципов, в том числе критерия измеримости (пункт 4 части 1 статьи 3 данного Закона). При этом принципиальное значение приобретают как равные условия для всех претендентов, исключающие признаки дискриминации и несправедливой конкурентной борьбы, так и эффективное использование заказчиками денежных средств и сокращение их издержек (с учетом показателей цены, качества и надежности). Баланс интересов заказчиков и участников закупок обусловлен именно этими категориями.

Согласно пункту 9 части 10 статьи 4 Закона N 223-ФЗ, в документации о закупке должны быть указаны сведения, определенные положением о закупке, в том числе требования к участникам закупки и перечень документов, представляемых участниками закупки для подтверждения их соответствия установленным требованиям.

Как указано в запросе, одним из требований документации (технического задания) является наличие сервисного центра на территории Санкт-Петербурга.

Требования о наличии сервисного центра на территории Санкт-Петербурга должны быть адресованы всем участникам закупки, заявлены заблаговременно. Участники закупки надлежащим образом информированы о предъявлении таких требований путем включения соответствующих условий в документацию о закупке.

Если объектом закупки является сложное оборудование, на которое заказчиком установлено требование о гарантийных обязательствах, то, по нашему мнению, с учетом сложности поставляемого оборудования, обязательств поставщика по обеспечению надлежащего качества поставляемого оборудования, предусмотренных статьями 469, 518 Гражданского кодекса Российской Федерации, дополнительные требования к поставщику о наличии сервисного центра на территории Санкт-Петербурга являются справедливыми и не могут быть расценены как направление на ограничение конкуренции. Вышеуказанные требования распространяются на всех без исключения участников закупки, что не создает преимущественного положения отдельным лицам.

Данные выводы изложены на основании Решения Камчатского УФАС России от 30.05.2019 по делу N 041/01/18.1-54/2019. Обстоятельства: поступила жалоба на то, что требования заказчика о наличии сервисного центра ограничивают количество участников закупки. Решение: признать жалобу необоснованной.

ШКОЛА ЗАКУПОК

Учебно-информационный центр +7(495) 755-24-83

ШКОЛА ЗАКУПОК

Учебно-информационный центр +7(495) 755-24-83

Незаконные требования при закупках по 223-ФЗ: дилерский договор, отсутствие просроченной задолженности перед заказчиком

Решение от 06.10.2016 № 223ФЗ-565/16 комиссии Федеральной антимонопольной службы по контролю в сфере закупок по результатам рассмотрения жалобы ООО «ТСК Альянс» на действия (бездействие) заказчика ОАО «РЖД» при закупке товаров, работ, услуг в соответствии с Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».
ОАО «РЖД» не согласилось с решением антимонопольного органа и обжаловало его в судебном порядке. Однако Арбитражный суд г. Москвы отклонил требования компании, поддержав тем самым позицию ФАС России.
На официальном сайте ЕИС 29.07.2016 было размещено извещение № ‪331603941225‬ о проведении открытого аукциона на право заключения договора поставки материалов для ремонта помещений с начальной максимальной ценой договора ‪22 489 542‬ рублей.
При рассмотрении жалобы ООО «ТСК Альянс» в соответствии со статьей 18.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» комиссия ФАС России установила следующее.
Для участия в Аукционе подано 5 заявок, допущено 2 заявки.
Из жалобы следует, что Заказчиком нарушены права и законные интересы Заявителя, а именно, Заказчиком неправомерно принято решение об отказе в допуске Заявителю к участию в Аукционе. в связи с «несоответствием квалификационным требованиям аукционной документации
1. Пунктом 2.1 Документации установлено требование: «Участник должен являться производителем либо обладать правом поставки товаров, предоставленным производителем.

  • В подтверждение того, что участник является производителем товаров, либо обладает правом поставки товаров, представленным производителем, по всему перечню товаров, указанному в Таблице №1, являющейся составной частью настоящей документации, участник в составе заявки должен представить:
    документ, подтверждающий, что участник является производителем товара;
    или
  • информационное письмо, иной документ, выданный производителем, и/или дилерский договор с производителем товара о праве участника осуществлять поставку товаров;
    или
  • договор с дилером/поставщиком или иной документ, выданный участнику дилером/поставщиком, с приложением договора с приложением всех листов договора, приложений и спецификаций к нему, заключенного между дилером/поставщиком и производителем, и/или информационных писем, иных документов, выданных производителем дилеру/поставщику.

Вместе с тем, установление данного требования является ограничением количества участников, так как предоставление таких документов зависит от волеизъявления третьих лиц, а также их наличие не подтверждает качество поставки и выполнение обязательств по договору заключаемому по результатам Аукциона.
Таким образом, установление в Документации вышеуказанного требование в качестве обязательного к участникам Аукциона и отказ в допуске участникам Аукциона в случае несоответствия данному требованию ограничивает круг участников закупки и противоречит Положению о закупке, пункту 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках и нарушает часть 1 статьи 2 Закона о закупках.

2. Документацией установлены следующие требования к участникам:
– отсутствие просроченной задолженности перед ОАО «РЖД» за 3 года, предшествующие дате размещения извещения;
– отсутствие неисполненных обязательств перед ОАО «РЖД»;
– непричинение вреда имуществу ОАО «РЖД»;
Вместе с тем, установление требований об отсутствии просроченной задолженности, неисполненных обязательств перед Заказчиком, о непричинении вреда имуществу Заказчика в качестве обязательных к участникам Аукциона, а также отказ в допуске к участию в Аукционе в связи с несоответствием указанным требованиям необоснованно ограничивает количество участников. Кроме того, несоответствие указанным требованиям, не подтверждает невозможность участника Аукциона исполнять обязательства по договору, заключаемому по результатам Аукциона.

На основании вышеизложенного и в соответствии с частью 20 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции Комиссия ФАС России РЕШИЛА:

  • Признать жалобу обоснованной.
  • Признать ОАО «РЖД» нарушившим часть 1 статьи 2, часть 6 статьи 3 Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».
  • Обязательное к исполнению предписание направленное на устранение выявленных нарушений не выдавать, так как по результатам Аукциона заключен договор.
  • Передать соответствующему должностному лицу Управления контроля размещения государственного заказа ФАС России материалы для рассмотрения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении.

Ссылка на основную публикацию