Включение в государственный (муниципальный) контракт третейской оговорки

Споры из госконтрактов? Только в государственный суд!

Реформа третейских судов на сегодняшний день в самом разгаре – Минюст России подготовил пакет законопроектов о новом порядке создания и деятельности третейских судов, и вскоре эти документы должны поступить на рассмотрение Госдумы. 1 Они предъявляют более жесткие требования к работе третейских судов по сравнению с действующими правилами (Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации”; далее – закон о третейских судах).

Однако ВАС РФ и до этого неоднократно предпринимал попытки ограничить возможности третейских судов по рассмотрению некоторых категорий дел. Вот и недавно Суд обнародовал свой взгляд на вопрос об арбитрабельности споров из государственных контрактов.

Посмотрим, согласился ли ВАС РФ с тем, что конфликты в сфере госзакупок можно разрешить в третейском суде.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 28 января 2014 г. № 11535/13.

Требования заявителя (ФНС России): Признать третейское соглашение между заказчиком и поставщиком недействительным на том основании, что содержащий его контракт является договором присоединения.

Суд решил: Третейские суды не могут разрешать споры из госконтрактов; такие дела должны рассматриваться только государственными арбитражными судами.

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

Знаковое для третейского судопроизводства дело начиналось банально. Государственное казенное учреждение здравоохранения г. Москвы по итогам открытого аукциона в электронной форме заключило с ООО “АрбатСтрой” контракт на выполнение противопожарных работ. Контракт содержал третейскую оговорку, и поэтому возникший впоследствии конфликт был рассмотрен именно в третейском суде.

Спор был разрешен в пользу учреждения, и чуть позже оно обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о выдаче исполнительного листа (ст. 236 АПК РФ). ООО “АрбатСтрой”, в свою очередь, обжаловало решение третейского суда.

Суд вынес решение в пользу заказчика, которое устояло и в кассации. Подрядчик обжаловал акты судов в ВАС РФ.

Аргументы судов

В судах первой и кассационной инстанции ничто не указывало на будущий прецедент – это был обычный спор вокруг решения третейского суда. Первоначально ООО “АрбатСтрой” заявило, что в качестве доказательства по делу третейский суд использовал подложное доказательство, а взысканная неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательства (определение Арбитражного суда г. Москвы от 1 февраля 2013 г. по делу № А40-148581/2012).

Это не помогло, однако на стадии кассационного обжалования подрядчик сделал “ход конем” и использовал совершенно другую аргументацию, которая впоследствии была воспринята ВАС РФ.

Общество заявило, что контракт, заключенный по результатам аукциона, фактически является договором присоединения. Следовательно, победитель конкурса не может изменить его условия в одностороннем порядке – ведь они заранее предложены организатором конкурса. Правда, ФАС Московского округа все равно встал на сторону учреждения (постановление ФАС Московского округа от 7 мая 2013 г. № Ф05-2984/13 по делу № А40-148581/2012).

Зато впоследствии “тройка” судей ВАС РФ сочла этот довод заслуживающим внимания, и дело было передано на рассмотрение Президиума.

Суд решил

ВАС РФ подошел к делу ответственно – он не просто признал госконтракт договором присоединения, но и вообще запретил передавать споры из госзакупок на рассмотрение третейским судам. Причем обосновал этот вывод целым рядом аргументов:

Споры в сфере госзакупок не могут признаваться спорами частного характера между частными лицами. Это ключевой довод ВАС РФ, и его обоснование занимает львиную долю мотивировочной части решения. Суд напомнил, что госконтракты имеют публичную основу: они заключаются в интересах всего общества специальным публичным субъектом, а их исполнение финансируется за счет бюджетных средств.

Напомним, п. 2 ст. 1 закона о третейских судах позволяет рассматривать в арбитраже любой спор из гражданско-правовых отношений, если это прямо не запрещено законом. Вместе с тем, КС РФ три года назад подчеркнул, что вовсе не любой гражданско-правовой спор может быть рассмотрен третейским судом – а лишь между частными лицами (Постановление КС РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П).

ВАС РФ, таким образом, еще больше сузил сферу применения третейской оговорки, закрепленной в законе.

Более того, Суд изящно обошел уточнение о том, что дело можно передать в арбитраж, “если иное не установлено федеральным законом” (п. 2 ст. 1 закона о третейских судах). Такая оговорка подразумевает, что соответствующий запрет должен быть прямо закреплен в законе. Но судьи обратились не к положениям, а к природе Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” (далее – закон о размещении заказов), который действовал на момент заключения контракта.

ВАС РФ обратил внимание на норму п. 4 ст. 421 ГК РФ, которая разрешает сторонам определять условия договора, если только содержание соответствующего условия не предписано законом.

Далее Суд подчеркнул, что закон о размещении заказов имеет комплексную природу и содержит нормы как частного, так и публичного права. Более того, он “в основном состоит из норм императивного характера”. Следовательно, заказчики не могут использовать известный принцип “разрешено все, что не запрещено”.

Опираясь на это, ВАС РФ сделал вывод: предмет регулирования закона о размещении заказов, вообще не требует дополнения этого закона специальным запретом, исключающим компетенцию третейских судов.

“Третейские суды Закон о размещении заказов [Федеральный закон от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд”. – Ред.] не упоминает, используемый в нем термин “суд” не может заведомо рассматриваться в качестве собирательного понятия, охватывающего третейские суды, либо понятия, имеющего в отдельных положениях этого Закона различное содержание”.

Постановление Президиума ВАС РФ от 28 января 2014 г. № 11535/13.

Госконтракт фактически является договором присоединения. ВАС РФ напомнил, что существуют специальные правила заключения контракта по итогам закупки: он заключается на условиях, названных в поданной участником-победителем заявке и в конкурсной документации. Причем оспорить условия проекта контракта можно только на стадии размещения заказа. После этого победителю торгов остается только согласиться с ними либо оспорить их в судебном порядке.

Конечно, в некоторых случаях возможно составить протокол разногласий – но только к тем положениям проекта контракта, которые противоречат извещению о закупке или конкурсной документации и заявке. А поскольку условие о третейской оговорке отсутствует и в извещении, и в документации, то и оспорить его на стадии заключения контракта нельзя.

Кроме того, закон о размещении заказов прямо запрещает заказчику и участнику проводить переговоры до выявления победителя. Следовательно, последний не имеет возможности выразить свою позицию по поводу подсудности спора и вынужден просто принять это условие.

Между тем, при таких обстоятельствах третейская оговорка будет действительна только в том случае, если стороны договорятся о ней уже после возникновения оснований для предъявления иска (п. 3 ст. 5 закона о третейских судах).

Поэтому условие о рассмотрении споров в третейском суде, которое появилось еще на стадии составления проекта контракта, недействительно.

Рассмотрение дела в третейском суде не позволяет реализовать принцип публичности госзакупок. Действительно, судебный процесс в арбитраже полностью конфиденциален (ст. 18 закона о третейских судах). И это одно из преимуществ третейских судов перед государственными – но только для предпринимателей, желающих сохранить коммерческую информацию в тайне.

Однако, как отметил ВАС РФ, госконтракты должны не только заключаться, но и исполняться с соблюдением принципа открытости. Только так можно проконтролировать обоснованность затрат за счет бюджета. Этот довод не лишен разумности – но, возможно, логичнее думать об изъятии из принципа конфиденциальности для дел из госзакупок, чем полностью отрицать их арбитрабельность.

Алексей Кравцов, председатель Арбитражного третейского суда г. Москвы, председатель Союза третейских судов:

“Сам процесс проведения госзакупки (аукцион) – это публичные отношения, в рамках которых должны проводиться общие открытые торги на право заключения госконтракта. А вот когда контракт уже заключен, все споры, связанные с его исполнением, являются частными правоотношениями между двумя самостоятельными юридическими лицами.

В законе прописано, что споры в госзакупках рассматриваются в соответствии с гражданским законодательством. А в ст. 11 ГК РФ, установлено, что “суд – это арбитражный суд, суд и третейский суд”. Таким образом, установлено абсолютное право сторон обращаться с иском в третейский суд. ВАС РФ же занимается толкованием закона и нормотворчеством, что совершенно не входит в его обязанности и компетенцию.”

Третейский суд, в котором было рассмотрено дело, образован совсем недавно, и поэтому нельзя смело утверждать о его благонадежности. ВАС РФ восстановил хронологию событий:

  • 10 апреля 2012 года – образование третейского суда;
  • 3 июля 2012 года — извещение об этом Арбитражного суда г. Москвы;
  • 24 сентября 2012 года – заключение спорного контракта.

Таким образом, с дня образования арбитража до передачи ему дела прошло менее полугода. Также Суд подчеркнул, что подавляющее большинство дел в производстве этого третейского суда связаны с контрактами двух заказчиков для нужд медицинских учреждений.

Опираясь на эти обстоятельства, ВАС РФ сделал вывод: непосредственный и непрозрачный выбор заказчиком названного третейского суда не согласуется с целями закона о размещении заказов и не отвечает его задачам.

Вывод, прямо скажем, спорный. Конечно, есть и так называемые “карманные” третейские суды, аффилированные с одной из сторон. Но непонятно, почему именно этот третейский суд был обвинен практически безосновательно – ведь специализация третейского суда на одной категории дел и его скромный “возраст” сами по себе еще ни о чем не говорят.

Рассмотрение спора в третейском суде не отвечает цели экономии бюджетных средств. ВАС РФ подчеркнул, что издержки сторон увеличиваются за счет третейского сбора и гонорара третейских судей. Действительно, эти расходы в два-три раза превышают суммы госпошлины, однако и полностью верным это утверждение не назовешь – ведь в конечном счете все судебные расходы будут взысканы с проигравшей стороны, вне зависимости от того, кто выступил инициатором разбирательства (ст. 16 закона о третейских судах).

К тому же сложно точно сказать, что обойдется дороже: гонорары арбитров или перерыв в исполнении госконтракта вследствие затяжного процесса в государственном арбитражном суде.

Алексей Кравцов, председатель Арбитражного третейского суда г. Москвы, председатель Союза третейских судов:

“Решение ВАС РФ никак не повлияет на регулирование компетенции третейских судов. В данном случае мы имеем частный пример в сфере госконтрактов. Постановление ВАС РФ переводит госзакупки в публичные отношения. Споры из публичных отношений рассматриваются арбитражными судами не в общем порядке, а в соответствии с гл. 22 АПК РФ, которая, в частности, говорит, что бремя доказывания ложится на государственный орган. То есть, госзаказчик, истец он или ответчик, будет вынужден доказывать собственную правоту. В свою очередь, исполнитель контракта лишается возможности внести какие-либо изменения в госконтракт.

Это бомба замедленного действия, которая при “взрыве” приведет к тому, что государственные суды окажутся завалены новыми многочисленными исками, с которыми они уже не справляются. Хотя, напомню, основная цель создания третейских судов – это разгрузка госсудов в сфере решения экономических споров.”

К слову, в более ранней своей практике ВАС РФ не отказывал третейским судам в возможности рассматривать споры из госконтрактов (Определение ВАС РФ от 28 ноября 2011 г. № ВАС-12717/11 по делу № А78-161/2011, Постановление Президиума ВАС РФ от 23 апреля 2007 г. № 15767/06 по делу № А40-26685/06-8-219), а то и прямо подчеркивал арбитрабельность таких споров (Определение ВАС РФ от 28 мая 2010 г. № ВАС-6924/10 по делу № А70-8728/2009). Такой же точки зрения придерживались и нижестоящие суды (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 июля 2011 г. по делу № А78-161/2011).

Налицо стремление ВАС РФ ограничить круг дел, подсудных третейским судам. Эта тенденция заметна уже давно – так, в феврале текущего года Суд запретил рассматривать в третейских судах споры из договора об аренде земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности (Постановление Президиума ВАС РФ от 11 февраля 2014 г. № 11059/13).

Читайте также: Третейский суд – самый независимый суд в мире? О позиции ВАС РФ

А в конце января 2012 года “тройка” судей отказалась передавать на рассмотрение Президиума дело, в котором арбитражные суды фактически исключили из подсудности третейских судов корпоративные споры (Определение ВАС РФ от 30 января 2012 г. № ВАС-15384/11).

Правда, по словам председателя Союза третейских судов Алексея Кравцова, такая позиция ВАС РФ ударяет не по третейским судам, а прежде всего по заказчикам: “Госзаказчик не решится расторгнуть госконтракт в одностороннем порядке, понимая, что такое расторжение может быть обжаловано исполнителем контракта в суде. Как правило, госзаказчики не располагают юристами, а у исполнителей возможностей больше. В результате исполнителю не составит большого труда “развалить” решение об одностороннем расторжении контракта и “повесить” все убытки на госзаказчика”.

Конечно, решения ВАС РФ оказывают серьезное влияние на судебную практику, но последнее слово все же за законодателем. Хочется надеяться, что в ходе реформы третейского судопроизводства будет найдена та грань между частными и публичными интересами, которая определяет арбитрабельность конкретного спора.

Документы по теме:

  • Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации”
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 28 января 2014 г. № 11535/13

Новости по теме:

Материалы по теме:

Преимущества и польза третейской оговорки в договоре
Президент Союза третейских судов, Председатель Арбитражного третейского суда города Москвы, член экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по собственности, член экспертного совета комиссии Московской городской Думы по законодательству Кравцов А.В.

Актуальные вопросы совершенствования третейского законодательства в г. Москве
Президент Союза третейских судов, Председатель Арбитражного третейского суда города Москвы, член экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по собственности, член экспертного совета комиссии Московской городской Думы по законодательству Кравцов А.В.

Путеводитель по спорам в сфере закупок

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО СПОРАМ В СФЕРЕ ЗАКУПОК

Включение в государственный (муниципальный) контракт третейской оговорки

Подробнее о правовой проблеме

В третейский суд может передаваться по соглашению сторон любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом (п. 2 ст. 1 Федерального закона от 01.01.2001 N 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации”; далее – Закон о третейских судах).

Действовавший до 1 января 2014 г. Федеральный закон от 01.01.2001 N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон N 94-ФЗ) не содержал норм, напрямую запрещающих или ограничивающих рассмотрение споров, которые связаны с государственным (муниципальным) контрактом, в третейском суде (арбитрабельность данных споров). Таких запретов и ограничений не установлено и вступившим в силу Федеральным законом от 01.01.2001 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон N 44-ФЗ).

В связи с этим нередко в проекте государственного (муниципального) контракта можно встретить условие о рассмотрении споров в третейском суде. Отсутствие единообразия в практике разрешения споров, связанных с правомерностью данного условия контракта, вызвано рядом факторов:

– контракты заключаются заказчиками от имени публично-правовых образований, а не от имени частных лиц;

– участник размещения заказа на этапе его размещения имеет право обратиться за разъяснениями положений документации либо обжаловать такие положения;

– участник обязан заключить контракт в редакции, изложенной в документации и извещении о закупке.

В связи с изложенным актуальным является вопрос: вправе ли заказчики включать в контракты третейские оговорки и правомерно ли рассмотрение возникающих споров в третейских судах?

Необходимо отметить, что суды и антимонопольные органы не принимают во внимание формулировки третейских оговорок. При разрешении споров, связанных с включением третейской оговорки в проект контракта, рассматривается правомерность третейских оговорок в целом.

1. Данный вопрос рассматривался Конституционным Судом РФ. Суд отметил, что в его компетенцию не входит проверка обоснованности решений арбитражных судов о том, что невозможно включить третейскую оговорку в государственные и муниципальные контракты, заключенные на основании Закона N 94-ФЗ. Подробнее см. Определение Конституционного Суда РФ от 01.01.2001 N 233-О.

2. На рассмотрении в Госдуме находится проект федерального закона N 788159-6. Согласно законопроекту предлагается установить в Арбитражном процессуальном кодексе РФ и Гражданском процессуальном кодексе РФ запрет на включение в контракты третейской оговорки.

1. Правомерно ли включать в государственный (муниципальный) контракт условие о возможности рассмотрения связанных с ним споров в третейских судах (третейскую оговорку)? >>>

Подход ФАС России

Включение третейской оговорки неправомерно >>>

Подход судов 1, в том числе Верховного Суда РФ

Включение третейской оговорки неправомерно >>>

Включение третейской оговорки правомерно, если от участника закупки не поступало возражений >>>

Возможные последствия признания действий заказчика неправомерными >>>

1. Правомерно ли включать в государственный (муниципальный) контракт условие о возможности рассмотрения связанных с ним споров в третейских судах (третейскую оговорку)?

Подход ФАС России: Включение третейской оговорки неправомерно.

Решение ФАС России от 01.01.2001 по делу N К-313/14

Обстоятельства дела: В проект государственного контракта включено условие, согласно которому любой спор, возникший в связи с контрактом, подлежит рассмотрению в третейском суде. Его решение является окончательным.

Вывод и обоснование: Действия заказчика неправомерны.

В соответствии с ч. 8 ст. 9 Закона N 94-ФЗ расторгнуть контракт допустимо исключительно по соглашению сторон или решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Согласно ст. 4 Федерального конституционного закона от 01.01.2001 N 1-ФКЗ “О судебной системе Российской Федерации” третейские суды не входят в судебную систему РФ, а следовательно, не имеют полномочий рассматривать подведомственные арбитражному суду дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, разрешение подобных споров третейским судом не предусмотрено законодательством РФ о размещении заказов, поэтому данное условие контракта является нарушением Закона N 94-ФЗ.

Аналогичные выводы содержат:

Решение ФАС России от 01.01.2001 по делу N К-858/13

Решение ФАС России от 01.01.2001 по делу N К-403/13

Решение ФАС России от 01.01.2001 по делу N К-238/13

Решение ФАС России от 01.01.2001 по делу N К-1993/12

Решение ФАС России от 01.01.2001 по делу N К-1774/12

Подход судов 1, в том числе Верховного Суда РФ: Включение третейской оговорки неправомерно.

Обзоры Верховного Суда РФ >>>

Определения Верховного Суда РФ >>>

Постановления Президиума ВАС РФ >>>

Постановления ФАС Московского округа >>>

Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда >>>

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015)

Споры, которые возникают из контрактов, заключенных на основании Закона N 94-ФЗ, являются неарбитрабельными, а третейские соглашения о передаче подобных споров в третейские суды – недействительными.

Определение Верховного Суда РФ от 01.01.2001 по делу N 305-ЭС14-4115, А41-60951/13

Требования поставщика: выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании с подрядчика неустойки по государственному контракту.

Обстоятельства дела: Поставщик обратился в третейский суд с иском о взыскании неустойки, который был удовлетворен. Заказчик выплатил не всю сумму по данному иску, в связи с чем поставщик обратился в арбитражный суд.

Вывод и обоснование суда: В удовлетворении требований отказано. Споры, возникающие из контрактов, не могут быть рассмотрены в третейском суде.

Правоотношения, возникающие в рамках применения положений Закона N 94-ФЗ, отличает совокупность следующих особенностей. Контракт заключается в публичных интересах, специальным публичным субъектом, цель заключения контракта состоит в удовлетворении государственных (муниципальных) потребностей, их финансирование осуществляется за счет средств соответствующих бюджетов.

Таким образом, наличие данных общественно-значимых публичных элементов не позволяет признать споры, возникающие по указанным контрактам, спорами исключительно частного характера. Споры по государственным (муниципальным) контрактам не могут рассматриваться в частном порядке – третейскими судами.

Кроме того, рассмотрение такой категории споров третейскими судами увеличивает издержки сторон за счет третейского сбора и гонорара третейских судей, что не отвечает цели экономии бюджетных средств.

Следовательно, третейские суды не обладают полномочиями рассматривать споры, связанные с государственными (муниципальными) контрактами.

При рассмотрении дела суд принял во внимание Постановление Президиума ВАС РФ от 01.01.2001 N 11535/13.

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.01.2001 N 11535/13 по делу N А40-148581/12, А40-160147/12

Требования заказчика: выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании с подрядчика неустойки по государственному контракту.

Обстоятельства дела: По результатам открытого аукциона в электронной форме заключен государственный контракт, который содержал третейскую оговорку в отношении всех связанных с ним споров. Третейский суд постановил взыскать с подрядчика неустойку по контракту, после чего заказчик обратился в арбитражный суд первой инстанции с требованием исполнить это решение.

Вывод и обоснование суда: В удовлетворении требований отказано. Решение третейского суда признано недействительным. Споры, возникающие из контрактов, не могут быть рассмотрены в третейском суде, третейские оговорки в контрактах недействительны.

Положения Закона N 94-ФЗ не допускают возможность рассмотрения в третейских судах споров, возникающих при размещении заказов, изменении, исполнении, расторжении контрактов. Предусмотренный названным Законом судебный порядок рассмотрения споров не дает оснований для расширительного толкования понятия “суд”.

Государственный контракт является публичным, следовательно, передача вытекающих из него споров на рассмотрение третейского суда нарушает ч. 2 ст. 1 Закона о третейских судах. Указанный Закон допускает рассмотрение споров, которые связаны исключительно с гражданскими правоотношениями. Процедура заключения государственного контракта не предусматривает возможности для подрядчика выразить свое волеизъявление относительно третейской оговорки, что противоречит п. 3 ст. 5 Закона о третейских судах.

Кроме того, необходимо учитывать, что принципы рассмотрения споров в третейских судах несовместимы с принципами законодательства о госзакупках (прозрачность, открытость, противодействие коррупции и др.). Вместе с тем рассмотрение споров третейскими судами увеличивает издержки сторон за счет третейского сбора и гонорара третейских судей, что не отвечает цели экономии бюджетных средств.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.01.2001 N Ф05-10206/2015 по делу N А40-155009/14

Требования подрядчика: признать третейскую оговорку недействительной.

Обстоятельства дела: В государственный контракт включена третейская оговорка о передаче всех споров, связанных с выполнением обязательств, в третейский суд.

Вывод и обоснование суда: Третейская оговорка признана недействительной.

Третейские суды не обладают полномочиями на рассмотрение споров, которые связаны с государственными и муниципальными контрактами, заключенными на основании Закона N 94-ФЗ.

Такие споры являются неарбитрабельными, а третейские соглашения о передаче подобных споров в третейские суды – недействительными. Рассмотрение данных споров третейскими судами нарушает основополагающие принципы российского права (противодействие коррупции, обеспечение конкуренции).

Постановление ФАС Московского округа от 01.01.2001 N Ф05-18076/2013 по делу N А40-78153/13-21-432

Требование заказчика: признать незаконным отказ антимонопольного органа включить сведения об участнике размещения заказа в реестр недобросовестных поставщиков.

Обстоятельства дела: Третейский суд принял решение расторгнуть контракт в связи с существенным нарушением его условий. Заказчик обратился в антимонопольный орган с просьбой включить сведения об участнике в реестр недобросовестных поставщиков. Антимонопольный орган отказал заказчику в связи с отсутствием оснований для такого включения.

Вывод и обоснование суда: Действия антимонопольного органа правомерны. Третейская оговорка, включенная в договор, признана недействительной.

Согласно п. 3 ст. 5 Закона о третейских судах третейское соглашение о разрешении спора по договору присоединения действительно только при условии, что такое соглашение заключено после того, как возникли основания для предъявления иска. При возникновении данных оснований третейское соглашение не заключалось, так как было предусмотрено в контракте, обязанность подписания которого у поставщика возникает в силу Закона N 94-ФЗ.

Третейские суды не осуществляют государственные (судебные) полномочия и не входят в судебную систему РФ, состоящую из государственных судов (п. 3.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 01.01.2001 N 10-П, Определение Конституционного Суда РФ от 01.01.2001 N 1789-О-О). Таким образом, расторжение контракта в связи с существенным нарушением его условий по решению третейского суда не является основанием для того, чтобы включать сведения об участнике в реестр недобросовестных поставщиков в соответствии со ст. 19 Закона N 94-ФЗ.

Постановление ФАС Московского округа от 01.01.2001 N Ф05-17073/2013 по делу N А40-113326/12-43-1066

Требование участника: признать недействительной третейскую оговорку и условия контракта, связанные с ее исполнением.

Обстоятельства дела: По результатам открытого аукциона в электронной форме заключен государственный контракт, содержащий условие о возможности рассмотрения связанных с ним споров в третейском суде. Его решение является для сторон окончательным.

Вывод и обоснование суда: Третейская оговорка и связанные с ее исполнением условия контракта признаны недействительными.

Споры, связанные с контрактами, не могут рассматриваться третейскими судами, так как правоотношения в сфере размещения заказа являются публичными. Принципы третейского разбирательства и законодательства о госзаказе несовместимы.

Проект государственного контракта является частью документации о торгах и на стадии размещения заказа может быть оспорен совместно с ней. Не оспоренный на стадии размещения заказа проект подлежит безоговорочному подписанию победителем (ст. 38, ч. 1 ст. 41.12, ст. 57 Закона N 94-ФЗ).

Закон N 94-ФЗ запрещает переговоры между участником и заказчиком (ст. ст. 20, 32, 41.1, 46, 53). Кроме того, участник не имеет возможности направить протокол разногласий с возражением против третейской оговорки. Следовательно, лицо, подписывающее контракт с третейской оговоркой, лишено возможности выразить собственное волеизъявление и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту. Таким образом, включая в проект контракта заведомо недействительное условие, от которого победитель аукциона не может отказаться, заказчик нарушает закон.

Аналогичные выводы содержат:

Постановление ФАС Московского округа от 01.01.2001 по делу N А40-159394/12-152-1169

Постановление ФАС Московского округа от 01.01.2001 по делу N А40-159389/12-21-1544

Постановление ФАС Московского округа от 01.01.2001 по делу N А40-159392/12-94-222

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.01.2001 N 09АП-10194/2014-ГК по делу N А40-151952/13

Требования участника: признать третейскую оговорку недействительной.

Обстоятельства дела: В государственный контракт включена третейская оговорка о передаче всех споров, связанных с выполнением обязательств, в третейский суд.

Вывод и обоснование суда: Третейская оговорка признана недействительной.

Проект государственного контракта является неотъемлемой частью аукционной документации. Менять его условия недопустимо, а следовательно, заключаемый государственный контракт является договором присоединения (Определение ВАС РФ от 01.01.2001 N ВАС-11535/13). Третейская оговорка является недействительной, поскольку была предусмотрена в государственном контракте (обязанность подписания которого у участника возникает в силу закона), а третейское соглашение при возникновении оснований для предъявления иска не заключалось.

Подход судов 2: Включение третейской оговорки правомерно, если от участника закупки не поступало возражений.

Примечание. Данный подход был выработан до формирования позиции Верховного Суда РФ по рассматриваемому вопросу. Она отражена в Определении от 01.01.2001 по делу N 305-ЭС14-4115, А41-60951/13.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.01.2001 N 09АП-12428/2014 по делу N А40-169852/13

Требование участника: признать третейскую оговорку, включенную в контракт, недействительной.

Обстоятельства дела: Между заказчиком и победителем аукциона в электронной форме заключен контракт на выполнение подрядных работ. В контракте предусмотрено условие, согласно которому все связанные с ним споры подлежат разрешению в третейском суде, решение которого является окончательным.

Вывод и обоснование суда: Третейская оговорка действительна.

Суд пришел к выводу о том, что пункт контракта, содержащий третейскую оговорку, не устанавливает обременительные условия для участника. Участник подписал контракт без возражений и не воспользовался правом представить следующие документы:

– запрос о разъяснении положений документации, по результатам рассмотрения которого заказчик вправе внести изменения в документацию (ч. 3, 7 ст. 41.7 Закона N 94-ФЗ);

– протокол разногласий при заключении контракта в случае несоответствия его извещению о проведении открытого аукциона, документации об открытом аукционе и заявке на участие в открытом аукционе (п. 4.1 ст. 41.12 Закона N 94-ФЗ).

Следовательно, заключив спорный контракт, участник выразил свое волеизъявление и принял его условия.

Аналогичные выводы содержат:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.01.2001 N 09АП-3935/2014-ГК по делу N А40-60040/13

См. также: Возможные последствия действий заказчика (уполномоченного органа) в зависимости от их квалификации >>>

Возможные последствия действий заказчика

(уполномоченного органа) в зависимости от их квалификации

Внимание! О порядке применения норм Кодекса РФ об административных правонарушениях при привлечении к административной ответственности за нарушения законодательства РФ о размещении заказов, допущенные как до 1 января 2014 г., так и после этой даты, см. Письмо ФАС России от 01.01.2001 N ИА/2111/14.

Квалификация действий заказчика

Возможные последствия при установлении нарушения

Включение в государственный (муниципальный) контракт третейской оговорки и ее применение может быть признано нарушением одной или нескольких из следующих норм Закона N 94-ФЗ:

1. Выдача предписаний о внесении изменений в документацию о закупке, извещение о проведении запроса котировок.

Обязанность: исполнение предписания.

2. Привлечение к административной ответственности по ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ должностного лица заказчика, утвердившего документацию, которая не соответствует требованиям законодательства РФ.

Наказание: штраф в размере 3000 руб.

1. Признание заключенного контракта недействительным в части третейской оговорки, применение последствий недействительности сделки в части третейской оговорки (ст. 180 ГК РФ).

2. Направление споров, связанных с государственным (муниципальным) контрактом, на рассмотрение в государственный суд.

3. Отказ в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда

Данные последствия выявлены исходя из анализа норм Закона N 94-ФЗ и положений Кодекса РФ об административных правонарушениях, устанавливающих ответственность за нарушение законодательства о размещении заказов.

Суд напомнил, что в госконтракт нельзя включать третейскую оговорку.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 ноября 2017 г. по делу N А40-146557/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 25 октября 2017 года

Полный текст постановления изготовлен 01 ноября 2017 года

Арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Красновой С.В.

судей Нечаева С.В., Петровой Е.А.,

при участии в заседании:

от заявителя – закрытого акционерного общества “Спецтрансмонолит” – Рябышев П.М. по дов. от 23.10.2017,

от заинтересованного лица – общества с ограниченной ответственностью “Транскапстрой” – Калашникова О.О. по дов. от 26.08.2016 N ТКС/ЮО/11-89, Булкаева О.В. по дов. от 07.12.2016 N ТКС/ЮО/11-64,

рассмотрев 25 октября 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества “Спецтрансмонолит”

на определение от 12 сентября 2017 года

Арбитражного суда города Москвы,

вынесенное судьей Авагимяном А.Г.

по делу N А40-146557/2017,

по заявлению закрытого акционерного общества “Спецтрансмонолит”,

заинтересованное лицо: общество с ограниченной ответственностью “Транскапстрой”

о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Закрытое акционерное общество “Спецтрансмонолит” (далее – заявитель, ЗАО “Спецтрансмонолит”) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда строительных организаций города при Автономной некоммерческой организации “Центр юридической поддержки строительных организаций города” по делу N 103/2017.

В качестве заинтересованного лица к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью “Транскапстрой” (далее – ООО “Транскапстрой”).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 12 сентября 2017 года в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано.

Не согласившись с определением суда первой инстанции, ЗАО “Спецтрансмонолит” (в лице к/у Селицкого И.В.) обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа, в которой просит названный судебный акт отменить, как незаконный и необоснованный. Заявитель полагает, что рассмотренный третейским судом спор мог являться предметом третейского разбирательства, поскольку договор от 07.11.2014 N ТКС В2-08/14 не был заключен в порядке, предусмотренном положениями Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон N 44-ФЗ).

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ЗАО “Спецтрансмонолит” поддержал доводы и требования кассационной жалобы, представители ООО “Транскапстрой”) настаивали на законности, вынесенного по делу судебного акта. Отводов составу и отзыва на кассационную жалобу не поступило.

Выслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемого судебного акта, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и вынесении определения, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным им по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба – без удовлетворения.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Третейским судом строительных организаций города при Автономной некоммерческой организации “Центр юридической поддержки строительных организаций города” 21.07.2017 в составе третейского судьи Черниковой О.В. вынесено решение по делу N 103/2017 по иску ЗАО “Спецтрансмонолит” к ООО “Транскапстрой” о взыскании долга по договору подряда.

Согласно указанному решению третейского суда договор N ТКС В2-08/14 признан расторгнутым, взыскано с ООО “Транскапстрой” в пользу ЗАО “Спецтрансмонолит” 3 388 598 руб. задолженности, 589 145 руб. 01 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами и 69 957 руб. расходов по оплате арбитражного сбора.

Основанием для обращения заявителя в третейский суд явилось наличие третейской оговорки, содержащейся в пункте 15.1 названного договора. При этом из условий договор N ТКС В2-08/14 усматривается, что указанный договор был заключен по результатам открытого конкурса, проводившегося в соответствии с положениями Закона N 44-ФЗ.

Согласно части 4 статьи 238 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных статьей 239 настоящего Кодекса, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений.

Частью 1 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частями 3 и 4 настоящей статьи. В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью 4 настоящей статьи, даже в том случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания (часть 2 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 4 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: распоряжение Правительства Москвы от 09.03.2007 “О мерах по обеспечению ввода в эксплуатацию завершенных строительством объектов государственного заказа города Москвы” имеет номер 396-РП.

Как указано в оспариваемом судебном акте, пунктом 1.19 договора установлено, что технический заказчик – организация, с которой государственным заказчиком (Департаментом строительства города Москвы) заключен государственный контракт на строительство объекта с осуществлением функций технического заказчика. Приемка подрядчиком законченного строительством объекта предусмотрена в порядке, установленном распоряжением Правительства Москвы от 09.03.2007 N 3%-РП “О мерах по обеспечению ввода в эксплуатацию завершенных строительством объектов государственного заказу города Москвы”, постановлением Правительства Москвы от 22.08.2000 N 660 “О порядке приемки объектов инженерного и коммунального назначения в собственность города Москвы”, и в соответствии с нормативными актами Российской Федерации и города Москвы (пункт 1.23 договора). Кроме того в соответствии с п. 3.7 договора подрядчик осуществляет платежи субподрядчику в течение 10 рабочих дней с даты подписания подрядчиком акта о приемке выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат в пределах лимитов бюджетных обязательств на соответствующий период, при условии получения денежных средств от генподрядчика объекта, и только при условии предоставления субподрядчиком всех необходимых документов, требуемых налоговым законодательством РФ, справки о стоимости выполненных работ и затрат, счета-фактуры, счета на оплату, актов о приемке смонтированного оборудования за истекший месяц, сертификатов, паспортов на материалы и оборудование, талонов на вывоз строительных отходов и грунта, погашенных на полигонах и т.д., а также оформленного в полном объеме комплекта исполнительной документации на объемы выполненных работ.

Так, споры из договоров, заключаемых за счет средств федерального и/или муниципального бюджета, не могут рассматриваться третейскими судами, имеют публичную основу, преследуют публичный интерес и направлены на достижение результата, необходимого в публичных целях для удовлетворения публичных нужд, достигаемого за счет траты бюджетных средств. Указанные обстоятельства подробно изложены в оспариваемом судебном акте.

Поскольку основной целью заключения контрактов является, в конечном счете, обеспечение публичных нужд, контракты должны не только заключаться, но и исполняться с соблюдением принципов открытости и прозрачности, обеспечения конкуренции, профессионализма заказчиков и исполнителей, предотвращения и противодействия коррупции, ответственности за результативность и эффективность реализации размещенных заказов.

Принципы третейского разбирательства (конфиденциальность, закрытость процесса, неформальный характер разбирательства, упрощенный порядок сбора и представления доказательств, отсутствие информации о принятых решениях, а также невозможность их проверки и пересмотра по существу) не позволяют обеспечить цели, для достижения которых вводилась система размещения заказов.

Рассмотрение споров третейскими судами увеличивает издержки сторон за счет третейского сбора и гонорара третейских судей, самостоятельно устанавливаемых каждым постоянно действующим третейским судом, что не отвечает цели экономии бюджетных средств.

С учетом изложенного споры, возникающие из государственных и муниципальных контрактов, являются неподведомственными третейским судам, а третейские соглашения о передаче подобных споров в третейские суды – недействительными. Рассмотрение таких споров третейскими судами нарушает основополагающие принципы российского права (противодействие коррупции, обеспечение конкуренции).

Кассационная коллегия, в свою очередь, с учетом установленных судом фактических обстоятельств, не находит оснований для иного вывода.

Все доводы кассационной жалобы, повторяющие по существу доводы заявления и апелляционной жалобы, обсуждены и отклонены судами по мотиву неосновательности, поскольку при проверке материалов дела не нашли своего подтверждения. Иная оценка заявителем кассационной жалобы установленных судом фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.

Доводы жалобы направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, что в силу статьи 286 и части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается при рассмотрении спора в суде кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, не установлено.

Руководствуясь статьями 284 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определение Арбитражного суда города Москвы от 12 сентября 2017 года по делу N А40-146557/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Можно ли продлить срок действия контракта (срок его исполнения)?

Ответ: По общему правилу нельзя.

Обоснование: Законом N 44-ФЗ не предусмотрена пролонгация государственного контракта (Письмо Минэкономразвития России от 21.07.2015 N Д28и-2020). Кроме того, нельзя установить в контракте возможность продления сроков выполнения работ (Письмо Казначейства России от 19.05.2015 N 07-04-05/09-319 “О направлении обзора решений контрольных органов в сфере закупок”).

В то же время допускается включить в проект контракта условие о том, что при наступлении обстоятельств непреодолимой силы срок исполнения обязательств увеличивается соразмерно времени действия данных обстоятельств (см. Решение Свердловского УФАС России от 02.06.2016 по жалобе N 724-З). Аналогичное условие включается также в типовые контракты (см. п. 14.4 Типового контракта, утвержденного Приказом Минздрава России от 15.10.2015 N 724н).

Однако есть пример, когда антимонопольный орган усмотрел в подобном условии нарушение ч. 2 ст. 34, ст. 95 Закона N 44-ФЗ (Решение Омского УФАС России от 29.02.2016 по делу N 03-10.1/38-2016).

В отдельных случаях Закон N 44-ФЗ допускает изменение сроков исполнения контракта по соглашению сторон. Так, это возможно при уменьшении ранее доведенных лимитов бюджетных обязательств (п. 6 ч. 1 ст. 95 Закон N 44-ФЗ).

См. дополнительно:

– в каких случаях можно изменить контракт.

Можно ли распространить действие контракта на фактические отношения сторон, возникшие до его заключения?

Ответ: Нет, нельзя.

Обоснование: По общему правилу гражданско-правовой договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения (п. 1 ст. 425 ГК РФ). Стороны гражданско-правового договора, отношения между которыми фактически уже существовали, вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к отношениям, возникшим до его заключения, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений (п. 2 ст. 425 ГК РФ).

Однако в государственный (муниципальный) контракт включать положение, согласно которому условия контракта распространяются на отношения сторон, возникшие до его заключения, не допускается (Письма Минэкономразвития России от 03.08.2015 N Д28и-2286, от 22.06.2015 N Д28и-1815, от 22.01.2015 N Д28и-118).

Представляется, что данная позиция основана на следующем. Государственный контракт заключается в рамках установленной Законом N 44-ФЗ процедуры определения поставщика (подрядчика, исполнителя). Ее соблюдение необходимо для вступления в отношения, возникающие из контракта. Заключенный по результатам такой процедуры контракт не может распространяться на ранее возникшие отношения, поскольку он заключается с использованием конкурентных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя) и на условиях, представляемых в извещении об осуществлении закупки (или иной документации, установленной в Законе N 44-ФЗ), а не на основе фактически сложившихся отношений.

Если товары поставлены (работы выполнены, услуги оказаны) до того, как в результате проведения процедуры определения поставщика (подрядчика, исполнителя) был заключен контракт, включение в него рассматриваемого условия не поможет избежать неблагоприятных последствий. Подробнее о таких последствиях см. п. 1 настоящего материала.

Можно ли включить в контракт третейскую оговорку?

Ответ: Нет, нельзя.

Обоснование: Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре судебной практики N 2 (2015) сформулировал позицию, в соответствии с которой споры между сторонами государственного (муниципального) контракта не могут быть предметом третейского разбирательства, а третейские соглашения о передаче таких споров в третейские суды недействительны. Следовательно, третейская оговорка в госконтракте также является недействительной и включать ее в контракт недопустимо. О возможных последствиях указанных действий заказчика см. Путеводитель по спорам в сфере закупок.

Выводы в упомянутом Обзоре сформулированы на основе спора, возникшего из контракта, который был заключен в соответствии с Законом N 94-ФЗ. Несмотря на это, представляется, что данная позиция может быть применена и к контрактам, заключенным по правилам Закона N 44-ФЗ, поскольку она обусловлена наличием общественно значимых публичных элементов в отношениях, возникающих в связи с заключением и исполнением госконтракта. Президиум Верховного Суда РФ, сделав вывод о наличии таких публичных элементов, указал, что контракты должны заключаться и исполняться с соблюдением принципа открытости и возможностью публичного контроля. Между тем принципы третейского разбирательства препятствуют достижению целей, ради которых вводилась система размещения госзаказов.

С 1 сентября 2016 г. запрет передавать на рассмотрение третейского суда споры из отношений, регулируемых законодательством о контрактной системе в сфере закупок, устанавливается законом (п. 6 ч. 2 ст. 22.1 ГПК РФ, п. 6 ч. 2 ст. 33 АПК РФ).

ТИПОВЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ (МУНИЦИПАЛЬНЫЕ) КОНТРАКТЫ

И ТИПОВЫЕ УСЛОВИЯ

Федеральные органы исполнительной власти, а также Государственная корпорация по атомной энергии “Росатом” и Государственная корпорация по космической деятельности “Роскосмос” могут разрабатывать и утверждать типовые контракты для осуществления закупок, типовые условия контрактов (ч. 11 ст. 34 Закона N 44-ФЗ). До их утверждения проекты контрактов заказчики разрабатывают самостоятельно (ч. 6 ст. 112 Закона N 44-ФЗ).

Постановлением Правительства РФ от 02.07.2014 N 606 утверждены Правила разработки типовых контрактов, типовых условий контрактов (далее – Правила).

В Правила включены требования к типовому контракту (типовым условиям), в том числе об обязательных условиях, которые предусмотрены в качестве таковых законодательством о контрактной системе (в частности, Законом N 44-ФЗ). Подробнее о том, какие условия должны быть включены в контракт, см. п. п. 1.4, 1.5 настоящего материала.

Типовой контракт (типовые условия) состоит из двух частей:

1) постоянной, которая не подлежит изменению (пп. “а” п. 7 Правил);

2) переменной, предполагающей возможность (пп. “б” п. 7 Правил):

– выбора одного или нескольких вариантов условий (данных) из предлагаемого исчерпывающего перечня;

– включения в контракт информации об условиях (данных) конкретной закупки с указанием содержания таких условий (данных) и порядка его определения.

Минэкономразвития России включает утвержденные типовые контракты, типовые условия контрактов в соответствующую библиотеку, которая размещается в ЕИС (п. 11 Правил).

При отсутствии в ЕИС типовых контрактов и типовых условий субъекты РФ могут самостоятельно утверждать их для обеспечения собственных нужд (ч. 7, 8 ст. 112 Закона N 44-ФЗ). Однако такие контракты и условия не применяются с момента, когда типовые контракты и условия будут утверждены федеральными органами исполнительной власти и размещены в ЕИС (ч. 9 ст. 112 Закона N 44-ФЗ).

СИТУАЦИЯ: Вправе ли заказчик включить в проект государственного контракта условие о рассмотрении связанных с ним споров в третейском суде (третейскую оговорку)?

Ответ: Нет, не вправе.

Обоснование: Установлен запрет передавать споры, возникающие из государственных (муниципальных) контрактов, на рассмотрение в третейский суд (п. 6 ч. 2 ст. 33 АПК РФ, п. 6 ч. 2 ст. 22.1 ГПК РФ, п. 13 Обзора, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017).

Следовательно, включение в такой контракт третейской оговорки является неправомерным.

Об изменении и прекращении контракта см. соответствующие разделы Путеводителя по договорной работе. Государственный и муниципальный контракт.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗАКАЗЧИКА И ПОСТАВЩИКА

(ПОДРЯДЧИКА, ИСПОЛНИТЕЛЯ) ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ

ИЛИ НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО КОНТРАКТУ

О том, как установить неустойку (штрафы, пени) при закупке товаров (работ, услуг) для обеспечения государственных (муниципальных) нужд по Закону N 44-ФЗ, см. Готовое решение.

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ КОНТРАКТА

3.1. Оформление обеспечения исполнения контракта (информация для участника закупки) >>>

3.2. Проверка обеспечения исполнения контракта, предоставленного участником закупки, с которым заключается контракт (информация для заказчика) >>>

По общему правилу условие об обеспечении исполнения контракта включается в проект контракта (ч. 1 ст. 96 Закона N 44-ФЗ). При этом контракт заключается только после предоставления участником закупки, с которым заключается контракт, обеспечения его исполнения (ч. 4 ст. 96 Закона N 44-ФЗ). Обязанность указывать в проекте контракта размер обеспечения его исполнения Законом N 44-ФЗ не предусмотрена. Данный вывод содержится в Письме Минфина России от 04.12.2017 N 24-03-07/80465.

Внимание! По общему правилу заключение контракта без обеспечения его исполнения может привести к признанию такого контракта ничтожным (см. п. 26 Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017).

Об условии об обеспечении исполнения контракта см. соответствующий раздел Путеводителя по договорной работе. Государственный и муниципальный контракт.

Оформление обеспечения исполнения контракта

(информация для участника закупки)

3.1.1. Выбор способа обеспечения исполнения контракта >>>

3.1.2. Платежное поручение на перечисление средств в качестве обеспечения исполнения контракта >>>

3.1.3. Оформление банковской гарантии в качестве обеспечения исполнения контракта >>>

Участник закупки, с которым заключается контракт, должен предоставить заказчику обеспечение исполнения контракта (ч. 5 ст. 96 Закона N 44-ФЗ).

Для этого участнику закупки необходимо:

1) выбрать способ обеспечения исполнения контракта;

2) оформить платежное поручение на перечисление денежных средств в качестве обеспечения исполнения контракта либо банковскую гарантию.

Срок: участник должен предоставить заказчику обеспечение исполнения контракта в срок, установленный для заключения контракта (ч. 5 ст. 96 Закона N 44-ФЗ).

Например, при заключении контракта такой срок составляет по результатам проведения:

– открытого конкурса – 10 календарных дней с даты размещения в ЕИС протокола рассмотрения и оценки заявок на участие в конкурсе, а в случае проведения закрытого конкурса – 10 календарных дней с даты подписания такого протокола (ч. 3 ст. 54 Закона N 44-ФЗ);

– электронных процедур – пять дней с даты размещения заказчиком проекта контракта в ЕИС, если у победителя нет разногласий по проекту контракта (ч. 3 ст. 83.2 Закона N 44-ФЗ).

Выбор способа обеспечения

Исполнения контракта

Исполнение контракта может обеспечиваться одним из следующих способов (ч. 3 ст. 96 Закона N 44-ФЗ):

– внесение денежных средств на счет заказчика, на котором в соответствии с законодательством РФ учитываются операции с поступающими ему средствами;

– предоставление банковской гарантии.

Способ обеспечения исполнения контракта определяет участник закупки, с которым заключается контракт (ч. 3 ст. 96 Закона N 44-ФЗ).

Законом N 44-ФЗ не предусмотрена возможность предоставлять несколько банковских гарантий на общую сумму обеспечения. Данный вывод можно сделать из Писем Минэкономразвития России от 19.09.2014 N Д28и-1893, от 15.10.2014 N Д28и-2099 и Письма Минфина России от 19.01.2018 N 24-03-08/3102.

Дата добавления: 2019-09-13 ; просмотров: 95 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

К вопросу о включении третейских соглашений в договоры, заключаемые по итогам регламентированных закупок

К вопросу о включении третейских соглашений в договоры, заключаемые по итогам регламентированных закупок

resistin » 13 фев 2015, 14:06

Последнее время заказчики, осуществляющие закупочную деятельность в соответствии с Федеральным
законом от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обес-
печения государственных и муниципальных нужд» (далее – закон №44-ФЗ, закон о контрактной системе)
и Федеральным законом от 18.07.2011 №223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами
юридических лиц» (далее – закон №223-ФЗ, закон о закупках), все чаще прибегают к третейским оговор-
кам в договорах (контрактах), заключаемых с поставщиками по результатам закупки. Формально законо-
дательство не исключает такого права, однако, как показывает судебная практика, арбитражный суд мо-
жет признать решение третейского суда, равно как наличие третейской оговорки, нарушающим принципы
российского права.

Зачастую стороны закупки оказы-
ваются в ситуации, когда возникает
необходимость расторжения договора в
одностороннем порядке в случае суще-
ственного нарушения условий его поло-
жений одной из сторон. Существенным
нарушением договора является его неи-
сполнение или ненадлежащее исполне-
ние. Все условия, касающиеся наруше-
ний договора, должны быть прописаны
в договоре.
По общему правилу (ст. 450 ГК РФ)
соглашение о расторжении договора со-
ставляется в той же форме, что и договор.
Другой вариант – расторжение догово-
ра в судебном порядке, что возможно
только после получения отказа другой
стороны на предложение изменить или
расторгнуть договор либо неполучения
ответа в срок, указанный в предложении
или установленный законом либо дого-
вором, а при его отсутствии – в тридца-
тидневный срок (п.2 ст. 452 ГК РФ).
При проведении конкурентных про-
цедур, когда какая-либо сторона отка-
зывается от заключения договора по ре-
зультатам торгов (аукцион или конкурс),
другая сторона вправе в судебном поряд-
ке понудить недобросовестного контр-
агента заключить договор, а также по-
требовать возмещения убытков, причи-
ненных уклонением от его заключения
(ст. 448 ГК РФ). Возмещением убытков
может стать возмещение ущерба и/или
возмещение упущенной выгоды.
В иных случаях (неконкурентные
процедуры закупок) отказ от заключе-
ния договора допускается по основа-
ниям, предусмотренным в законе и в
договоре.
Исполнитель, расторгая договор,
обязан возместить заказчику понесен-
ные убытки. Расходы – это денежные
средства, которые были потрачены по
целевому назначению исключитель-
но в рамках заключаемого договора.
Убытками же считается прямой ущерб
и упущенная выгода.
По общему правилу заказчики, осу-
ществляющие закупочную деятель-
ность в соответствии с законом №223-
ФЗ, в случае возникновения споров об-
ращаются в арбитражный суд. Однако
законодательство не содержит запрета
для заказчиков включать в договор тре-
тейскую оговорку, позволяющую раз-
решать споры не в арбитражных судах,
а в третейских.
Заказчики прибегают к третейским
оговоркам в первую очередь для сокра-
щения сроков рассмотрения судебных
исков и приведения решений судов в
исполнение в случае возникновения
споров.
Дело в том, что третейский суд, как
правило, рассматривает иск на 10 рабо-
чий день после его поступления, тогда
как рассмотрение этого же иска арби-
тражным судом чаще всего растягива-
ется на несколько месяцев. Кроме того,
в отличие от арбитражной практики
решение третейского суда вступает в
законную силу с момента вынесения,
доводится до сторон в течение 15 дней
и не подлежит обжалованию, что не по-
зволяет затягивать судебный процесс.
Судебное решение третейского суда
приводится в исполнение либо добро-
вольно в течение 5 рабочих дней, либо
на основании исполнительного листа,
который третейский суд получает в го-
сударственном суде в течение 30 – 40
дней и передает его в службу судебных
приставов.
Однако в последнее время начала
складываться судебная практика в от-
ношении правомерности привлечения
третейских судов к разрешению споров
в сфере государственных и муници-
пальных закупок, а также установления
в государственных контрактах третей-
ской оговорки.
Так, например, государствен-
ное казенное учреждение г. Москвы
«Производственно-техническое объе-
динение капитального ремонта и строи-
тельства Департамента здравоохране-
ния города Москвы» (далее – Заказчик)
обратилось в Арбитражный суд города
Москвы с заявлением о выдаче испол-
нительного листа на принудительное
исполнение решения Третейского су-
да Центрального федерального окру-
га при ООО Юридическая компания
«ПЕРЕСВЕТ» о взыскании с ООО
«АрбатСтрой» (далее – Поставщик) не-
устойки по контракту, заключенному
по результатам открытого аукциона в
электронной форме. Поставщик обра-
тился в суд со встречным иском об от-
мене решения третейского суда.
Рассмотрев материалы дела, арби-
тражный суд удовлетворил требования
Поставщика и отказал Заказчику в вы-
даче исполнительного листа, аргумен-
тировав свое решение тем, что:
«Принципы третейского разбира-
тельства (конфиденциальность, за-
крытость процесса, неформальный
характер разбирательства, упрощен-
ный порядок сбора и представления
доказательств, отсутствие информации
о принятых решениях, а также невоз-
можность их проверки и пересмотра
по существу) не позволяют обеспечить
цели, для достижения которых вво-
дилась система размещения заказов.
Рассмотрение споров третейскими су-
дами увеличивает издержки сторон за
счет третейского сбора и гонорара тре-
тейских судей
Рассмотрение споров третейскими
судами увеличивает издержки сторон
за счет третейского сбора и гонора-
ра третейских судей, самостоятельно
устанавливаемых каждым постоянно
действующим третейским судом, что
не отвечает цели экономии бюджетных
средств».
В связи с этим суд указал, что споры,
возникающие из контрактов, заклю-
ченных для удовлетворения государ-
ственных и муниципальных нужд, яв-
ляются неарбитрабильными, а третей-
ские соглашения о передаче подобных
споров в третейские суды – недействи-
тельными. Рассмотрение таких споров
третейскими судами нарушает осново-
полагающие принципы российского
права (противодействие коррупции,
обеспечение конкуренции) такой вывод
следует из Постановления Президиума
Высшего Арбитражного Суда Российс-
кой Федерации № 11535/13 от 28.01
2014 года по делу.
Аналогичное по своей сути решение
было принято арбитражными судами при
рассмотрении спора, связанного с при-
менением третейской оговорки, заклю-
чения третейского соглашения и выдачи
исполнительного листа на принудитель-
ное исполнение решения третейского су-
да при заключении договора по результа-
там проведения закупки в соответствии с
нормами Закона № 223-ФЗ.
По результатам рассмотрения ука-
занного спора суды пришли выводу,
согласно которому «Федеральный за-
кон № 223-ФЗ не предусматривает
возможность включения в текст до-
говоров, заключаемых посредством
подведения итогов запросов пред-
ложений, условий о подведомствен-
ности споров, вытекающих из этих
договоров, третейским судам, кото-
рые создаются при акционерных об-
ществах, утверждающих положения
о закупках. Включение в проект до-
говора, который подлежал заключе-
нию посредством подведения итогов
запросов предложений № 1/1046/
Георесурс/12-2-6839/29.08.12/3 от
14.09.2012 г., условия о том, что все
споры, разногласия или требования,
возникающие из него или в связи с
ним, в том числе касающиеся его ис-
полнения, нарушения, прекращения
или недействительности, подлежат
разрешению в Третейском суде при
ОАО «Газпром», решение которого
является окончательным, привело к
нарушению такого основополагаю-
щего принципа права, как автономия
воли при принятии сторонами на себя
обязательств при заключении догово-
ра, поэтому у суда первой инстанции
не имелось оснований для выдачи ис-
полнительного листа на принудитель-
ное исполнение решения Третейского
суда» (Постановление Арбитражного
суда Московского округа от 25.11.2014
года по делу № А40-107189/14).

Читайте также:  Приказ о создании конкурсной комиссии для нужд заказчика по 44 ФЗ - образец
Ссылка на основную публикацию