Возможность уступки права требования оплаты по контракту и возврата обеспечения исполнения контракта третьему лицу по

ВС РФ подтвердил возможность уступки права требования оплаты по госконтракту

Теплоснабжающая организация и учреждение заключили муниципальный контракт поставки тепловой энергии. Выполнив свои обязательства, организация заключила с обществом договор уступки права требования оплаты от учреждения, о чем последнее было уведомлено. В связи с неисполнением учреждением требования об оплате задолженности за поставленную тепловую энергию общество обратилось в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции иск общества был удовлетворен. Суд счел доказанными наличие задолженности по оплате поставленной тепловой энергии и переход к обществу права требования этого долга. Возражений по существу требования учреждение в суд первой инстанции не представило.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами о переходе права требования и указал, что, исходя из положений п. 7 ст. 448 ГК РФ, п. 13 ст. 14, ст. 95, 103 Закона о контрактной системе в сфере закупок, а также п. 2 ст. 219 Бюджетного кодекса РФ, личность кредитора в спорных правоотношениях имеет существенное значение для должника. Следовательно, договор уступки прав требования является ничтожным.

На основании ст. 166, 167, 382, 388 ГК РФ, а также разъяснений, приведенных в п. 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и п. 75 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд отказал в удовлетворении иска. Постановлением суда округа это решение было оставлено без изменения.

Общество обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа и оставить в силе решение суда первой инстанции. Рассмотрев материалы дела и доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сочла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия отметила, что согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе в сфере закупок при исполнении контракта не допускается перемена поставщика, за исключением случая, если новый поставщик является правопреемником поставщика по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения. Обязанность личного исполнения государственного (муниципального) контракта обусловлена необходимостью обеспечения принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Таким образом, закрепленный п. 7 ст. 448 ГК РФ запрет на перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора, направлен на обеспечение надлежащего исполнения поставщиком основного обязательства и защиту интересов заказчика от возможной уступки прав и обязанностей по контракту в части исполнения обязательств по поставке. Аналогичная позиция отражена в п. 17 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.

При этом, как указал ВС РФ, установленное законодателем ограничение не распространяется на уступку денежного требования, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника. В данном случае права заказчика совершением уступки права требования не нарушаются, условия заключенного с ним контракта не изменяются и на основании ст. 386 ГК РФ учреждение сохраняет право выдвигать возражения против требования нового кредитора.

Верховный Суд указал, что уступкой денежного требования другому лицу поставщик не был изменен, в связи с чем оснований для признания договора цессии не соответствующим требованиям действующего законодательства по указанным апелляционным судом причинам не имелось. Таким образом, апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, пришел к неправомерному выводу о ничтожности договора уступки права требования. Иных оснований для отмены решения суда первой инстанции не было установлено.

Старший юрист АБ КИАП, адвокат Илья Дедковский отметил, что в данном деле ВС РФ рассмотрел одну из существующих в судебной практике проблем применения Закона о контрактной системе, а именно: возможна ли уступка права требования оплаты по государственному контракту.

«В рассматриваемом определении ВС РФ указывает, что уступка права требования по государственному контракту возможна, поскольку для государственного заказчика не имеет значения, кому платить за поставленный товар, выполненные работы, оказанные услуги. Однако отдельно обращает внимание на то, что сам поставщик по государственному контракту изменен быть не может, поскольку его личность имеет существенное значение для государственного заказчика. С таким подходом ВС РФ стоит согласиться», – сказал Илья Дедковский.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «Интеллект-С» Александр Латыев напомнил, что п. 7 ст. 448 ГК РФ в редакции, действующей с 1 июня 2015 г., запрещает уступку прав по договорам, заключение которых возможно только на торгах. Он отметил, что судебная практика по применению этой статьи разделилась: часть судов считает, что это ограничение не касается прав на получение оплаты от государственного или муниципального заказчика, а часть настаивает на том, что этот пункт запрещает уступку любых прав из таких договоров.

По мнению Александра Латыева, правильной является первая позиция, и ее КЭС уже высказывала в апреле этого года, указав, что целью установления ограничений в п. 7 ст. 448 ГК РФ является обеспечение принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. По исполнении же лицом, выигравшим торги, своих обязательств эти принципы нарушены быть уже не могут, в связи с чем при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

При этом Александр Латыев отметил, что сформированная Верховным Судом практика сейчас приживается с трудом, из-за чего ему приходится рассматривать по несколько однотипных дел, чтобы обеспечить единообразие правоприменения.

Об уступке права требования по государственным и муниципальным контрактам

Автор: Кошкина Т. Ю., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарий к Письму Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156.

Строительная организация выполнила и сдала заказчику результат работ. На стороне заказчика имеется задолженность перед подрядной организацией. Вправе ли последняя уступить права требования этой задолженности другой организации?

Имеющаяся на данный момент судебная практика (в том числе на уровне Верховного Суда) подтверждает правомерность цессии по государственным и муниципальным контрактам. Однако против уступки постоянно выступают Минфин и Федеральное казначейство. В связи с этим подрядная организация вправе уступить права требования долга другой фирме, но доказывать законность уступки и взыскивать задолженность, скорее всего, придется в судебном порядке. Это повлечет потерю времени.

Рассмотрим позиции сторон, начав с запретительной.

По мнению Минфина, условие о порядке оплаты товара, работы или услуги, включая платежные реквизиты, которые указаны в государственном (муниципальном) контракте, является существенным и не может быть изменено в силу положений Закона о контрактной системе.

Кроме того, согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Еще один аргумент: государственный (муниципальный) контракт хотя и признается формой двусторонней сделки, но возникающие между сторонами правоотношения регулируются не только гражданским, но и бюджетным законодательством, которым не определен порядок санкционирования уплаты денежных обязательств третьему лицу, не являющемуся поставщиком (подрядчиком, исполнителем) по контракту. Поэтому до внесения соответствующих изменений в законодательство оплата по государственному (муниципальному) контракту возможна только поставщику (подрядчику, исполнителю), платежные реквизиты которого указаны в условиях контракта.

Такая позиция выражена в целом ряде писем финансового органа, некоторые из них направлены Федеральным казначейством для использования в работе (см., например, Письмо Минфина России от 16.08.2019 № 09-04-06/62906, направленное Письмом Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156).

Вместе с тем в судебной практике сформирован противоположный подход. Он основан на следующих положениях ГК РФ:

право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке – уступка требования (п. 1 ст. 382 ГК РФ);

для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ);

уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Без согласия должника не правомерна уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 1 и 2 ст. 388 ГК РФ);

соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не является основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения (п. 3 ст. 388 ГК РФ);

должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел к первоначальному кредитору, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ).

Кроме того, в п. 7 ст. 448 ГК РФ указано: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

С учетом перечисленных положений суды делают вывод, что ГК РФ не только не запрещает уступку права требования по денежному обязательству, возникшему на основании государственного (муниципального) контракта, но и предусматривает возможность такой уступки.

Часть 5 ст. 95 Закона о контрактной системе суды, в отличие от Минфина, трактуют так: перемена поставщика (подрядчика, исполнителя) недопустима во время исполнения основного обязательства, являющегося предметом контракта (поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг). После того, как это обязательство исполнено и на стороне заказчика возникла задолженность, цессия возможна, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения.

Таким образом, судьи считают, что закон позволяет уступать права требования по государственному и муниципальному контракту третьим лицам после выполнения работ (или расторжения контракта). И только в том случае, если судом будет установлено, что соглашение об уступке заключено до того, как подрядчик выполнил работы, цессия будет признана незаконной (см. определения ВС РФ от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016, от 05.09.2017 № 303-КГ17-11900 по делу № А73-14379/2016, от 20.04.2017 № 307-ЭС16-19959 по делу № А26-10174/2015, от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015 и др.).

К сведению: Решением ВС РФ от 23.04.2019 № АКПИ19-112 признано недействующим со дня издания Письмо Минфина России от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, в котором сообщалось, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика.

Подведем итог. Законодательство позволяет передавать третьему лицу право требования задолженности, возникшей у заказчика по государственному или муниципальному контракту. Однако доказывать это придется в судебном порядке, поскольку Минфин и Федеральное казначейство постоянно указывают на невозможность перечисления денег организации, не являющейся стороной контракта.

Уступка права требования по госконтракту не противоречит законодательству: ВС РФ признал недействующим письмо Минфина России

Верховный суд РФ не согласился с позицией Минфина России о том, что уступка права требования по государственному контракту возможна только при наличии согласия должника, и признал его письмо недействующим с момента издания (решение ВС РФ от 23.04.2019 № АКПИ19-112).

Читайте также:  Заключение контракта по результатам электронного аукциона и изменении его цены по 44 ФЗ

В 2017 г. Минфин России выпустил письмо от 21.07.2017 № 09-04-04/46799 (далее — Письмо Минфина России). Это письмо он направил Федеральному казначейству в ответ на обращение от 15.06.2017 № 05-03-09/47. В документе сообщалось, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика. Поэтому любая переуступка права требования по государственным контрактам, включая возмещение судебных расходов, противоречит бюджетному законодательству РФ и создает определенные риски для бюджетной системы. При этом Минфин России ссылался на определения ВС РФ от 04.07.2016 № 310-ЭС16-7423 и № 310-ЭС16-7341. В них было указано, что при отсутствии согласия должника на уступку права требования по муниципальному контракту договор цессии в части уступки права требования по такому контракту противоречит нормам ГК РФ, БК РФ и является ничтожной сделкой.

Несколько компаний подали в ВС РФ иск о признании недействующим Письма Минфина России. Истцы указали, что они предоставляли займы, в том числе под уступку заемщиком права требования по денежному обязательству по государственному контракту, заключенному путем проведения торгов. При направлении уведомления об уступке требования и предъявлении требования должники ссылались на Письмо Минфина России и отказывались платить по исполненному контракту новому кредитору (цессионарию), считая уступку права требования незаконной. В суде Минфин России указывал, что письмо подготовлено в качестве ответа на обращение Федерального казначейства, оно не обладает нормативными свойствами, поскольку не содержит обязательных к исполнению неопределенным кругом лиц предписаний, а также разъяснений о применении норм законодательства, хотя и имеет ссылки на нормы права. Кроме того, документ выражает только мнение Минфина России.

ВС РФ удовлетворил административный иск и признал недействующим Письмо Минфина России со дня издания (решение ВС РФ от 23.04.2019 № АКПИ19-112 «О признании недействующим со дня издания Письма Минфина России от 21.07.2017 № 09-04-04/46799»).

Во-первых, он указал, что позиция, изложенная в Письме Минфина России, действительно не соответствует законодательству. Обязанность личного исполнения государственного (муниципального) контракта обусловлена необходимостью обеспечения принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок. Данное правило согласуется с требованиями ч. 5 ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», согласно которой при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя). ВС РФ пояснил, что такой запрет направлен на обеспечение надлежащего исполнения подрядчиком основного обязательства, являющегося предметом контракта, для защиты интересов заказчика от возможной уступки прав и обязанностей по заключенному контракту в части исполнения обязательств по поставке товара, выполнению работ, оказанию услуг. В то же время в результате подписания договора цессии не производится замена стороны договора — поставщика (подрядчика, исполнителя), а лишь переходит право требования уплаты начисленной задолженности. При этом заказчик сохраняет право на выдвижение возражений в соответствии со ст. 386 ГК РФ.

Во-вторых, Письмо Минфина России было издано органом государственной власти, оно было направлено для использования в работе в подведомственные органы и размещено на сайте Казначейства России, применялось государственными органами в отношении административных истцов и других лиц. Это свидетельствует о наличии у него нормативных свойств. Такие акты признаются судом не действующими полностью или в части со дня их принятия (п. 39 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 50).

Как уступить право требования долга в закупках

Что такое уступка права требования долга

Переуступка права требования долга, или цессия, — это акт передачи долговых или кредиторских обязательств третьему лицу. Такая процедура производится при невозможности исполнения одной из сторон своих обязательств по контракту. Передача возможна только в том случае, если организация-должник не в состоянии исполнить условия по договору, но при этом имеет в наличии денежные обязательства сторонних учреждений. Регулируется цессия действующим гражданским законодательством, а именно статьями 382-390 ГК РФ.

При осуществлении цессии необходимо соблюдать следующие правила:

  • согласно ст. 382 ГК РФ, возможна уступка права требования долга без согласия должника в том случае, если на такие действия не устанавливается запрет;
  • величина уступаемого долга не может изменяться, исключением являются начисленные пени и штрафные санкции;
  • должник вправе не соглашаться с условиями оплаты.

Цессия и перевод долга: в чем разница

Разберемся, чем уступка требования отличается от перевода долга.

В первую очередь, основные различия содержат договор уступки требования и договор перевода долга. Объект договора цессии — это право требования выполнения обязательств должника. Объектом договора передачи задолженности являются непосредственно обязательства по данной процедуре.

При переуступке практически всегда меняется кредитор. В договоре возникает новое правовое лицо. На новую ответственную сторону перекладываются обязательства должника.

При этом при передаче долга передаются финансовые обязательства, тогда как при цессии переводятся абсолютно любые объекты права собственности.

Таким образом, не являются одинаковыми понятия перевод долга и уступка права требования; разница состоит в объекте, условиях и содержании соглашений по процедурам.

Когда можно уступить право требования

Многих государственных заказчиков волнует вопрос, можно ли уступить право требования оплаты по госконтрактам. Разберемся в этом вопросе.

Пункт 7 статьи 448 ГК РФ указывает на то, что если заключение договорных отношений возможно лишь при проведении конкурентных закупочных процедур (конкурсов и аукционов), то уступка требования и перевод долга в обязательствах победителем закупки невозможна, а все условия по контракту должны быть исполнены непосредственно самим победителем.

Федеральная контрактная система не содержит прямых запретов на цессию и передачу должником своих финансовых обязанностей. Более того, в ч. 5 ст. 95 44-ФЗ указано, что в процессе исполнения контракта невозможна перемена поставщика, однако в случае реорганизации в форме преобразования, слияния или присоединения новый поставщик может являться правопреемником предыдущего исполнителя по госконтракту. Судебная практика, существующая по данному вопросу, подтверждает возможность цессии в государственных закупках.

При этом возникает несогласие между мнением судебных органов и Минфина РФ. Министерство финансов указывает, что передача долговых обязательств по государственным, муниципальным контрактам невозможна, так как взаиморасчеты заказчиков с поставщиками являются частью бюджетного процесса и исполнения бюджетных обязательств в расходной части (Письмо Минфина РФ № 24-05-09/57010 от 05.09.2017). При заключении договора и постановке на учет БО информация о поставщике вносится в реестр контрактов, который находится в открытом доступе. Минфин ссылается на то, что финансирование и оплата по госконтракту регулируется п. 5 ст. 219 БК РФ, в то время как цессия в бюджетном законодательстве не предусмотрена.

Однако судебная практика утверждает противоположные нормативы. Цессия и передача обязанностей должника в государственных закупках возможна при соблюдении определенных условий:

  1. Все обязательства поставщика по госконтракту исполнены в полном объеме, то есть поставлен товар или выполнены работы, услуги. Согласно ч. 5 ст. 95 44-ФЗ, запрет на смену поставщика в первую очередь направлен на защиту заказчика от недобросовестных исполнителей, которые выполняют условия договора ненадлежащим образом. Следовательно, если поставщик полностью выполнил свои основные обязательства — предмет контракта, то цессия возможна. Впервые эти выводы высказал Верховный суд в Определении № 307-ЭС16-19959 от 20.04.2017. Впоследствии эти же выводы повторили и в п. 17 обзора судебной практики от 28.06.2017 и последующих определениях по конкретным делам (например Определение от 12.10.2017 № 309-ЭС17-7107 по делу № А60-40121/2016).
  2. Заказчик предоставил свое согласие на уступку. Когда организация-заказчик выступает против перевода долговых условий, то без его согласия невозможно передать долговую обязанность (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Если же закупки осуществляются в рамках 223-ФЗ, то организация-заказчик должна руководствоваться нормами Конституции РФ, Федерального закона «О закупках отдельными видами юридических лиц», ГК РФ и своими положениями о закупке.

Следовательно, если в документации заказчика предусмотрены торговые процедуры в форме конкурсов и аукционов, победитель закупки, согласно п. 7 ст. 448 ГК РФ, не вправе передавать свои права по договору цессии и переводить долговые отношения, возникшие на основании данного договора (Письмо Минэкономразвития № Д28и-183 от 21.01.2016).

Как уступить право требования

Для уступки прав требования оплаты необходимо получить согласие заказчика. Также поставщику надлежит полностью выполнить предмет контракта — поставить качественный товар в полном объеме, выполнить работу или оказать услугу надлежащим образом.

После получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору необходимо уведомить его об этом в кратчайшие сроки. Также задолжавшая организация в обязательном порядке сообщает новому кредитору о возникновении оснований для возражения и предоставляет возможность для ознакомления с такими условиями. В противном случае организация-должник не имеет возможности в дальнейшем указывать на эти основания.

ВС РФ: исполнитель может уступить третьему лицу право требовать оплату по госконтракту.

Частично исполненный контракт стороны расторгли по соглашению. Впоследствии подрядчик передал право требовать оплату по контракту другому лицу, но заказчик не заплатил новому кредитору.

Верховный суд отметил, что Закон N 44-ФЗ запрещает только перемену исполнителя контракта. Передавать право требовать оплату по контракту другому лицу не запрещено.

ГК РФ не позволяет победителю торгов уступать права и переводить долг, если по закону заключить договор можно только на торгах. Однако уступки денежного требования этот запрет не касается, пояснил ВС РФ. Когда заказчик исполняет обязательства по оплате, личность кредитора не имеет для него существенного значения.

Минфин в 2016 году посчитал иначе : цессия недопустима для контрактов, заключенных по 44-ФЗ.

Теперь лучше ориентироваться на позицию Верховного суда.

Текст Определения Верховного суда РФ от 20.04.2017 по делу N 307-ЭС16-19959

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 2017 г. N 307-ЭС16-19959

Судья Верховного Суда Российской Федерации Р.А. Хатыпова, изучив материалы истребованного дела и кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью “МВМ ГРУПП” (далее – общество “МВМ ГРУПП”) на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016 по делу N А26-10174/2015 Арбитражного суда Республики Карелия,

общество “МВМ ГРУПП” обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с исковым заявлением к администрации Петрозаводского городского округа (далее – администрация) о взыскании 11 561 827 руб. 79 коп. задолженности по оплате работ, выполненных по муниципальному контракту N 0106300010514000057-0142294-02 от 03.06.2014 (далее – муниципальный контракт, контракт), 2 068 796 руб. 38 коп. неустойки за период с 04.10.2014 по 03.02.2016, 994 753 руб. 58 коп. штрафа согласно пункту 8.9 контракта.

Решением Арбитражного суда Республики Карелия от 17.02.2016 иск удовлетворен частично, с администрации в пользу общества “МВМ ГРУПП” взыскано 11 561 827 руб. 79 коп. задолженности за период июль – сентябрь 2014 года; 2 068 796 руб. 38 коп. договорной неустойки за период с 04.10.2014 года по 03.02.2016 года, в остальной части иска отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016, решение Арбитражного суда Республики Карелия от 17.02.2016 отменено, в удовлетворении иска отказано.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального и процессуального права.

Читайте также:  Протокол признания участника уклонившимся от заключения контракта по результатам проведения запроса предложений

20.01.2017 дело N А26-10174/2015 истребовано из Арбитражного суда Республики Карелия.

По смыслу части 7 статьи 291.6, статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о наличии оснований для передачи жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как установлено судами, 03.06.2014 между администрацией (заказчик) и обществом с ограниченной ответственностью “ЛСМ Ленстроймонтаж” (подрядчик, далее – общество “ЛСМ Ленстроймонтаж”) по результатам проведения открытого аукциона в электронной форме заключен муниципальный контракт на выполнение работ по текущему содержанию мостов, в том числе наплавного моста через пролив Логмозерский, автодорог общегородского и районного значения, тротуаров, остановок, лестничных спусков в границах Петрозаводского городского округа.

Цена контракта составляет 49 737 678 руб. 85 коп. (пункт 2.1).

Срок действия контракта определен с момента его подписания до 15.04.2015 (пункт 6.1).

Дополнительным соглашением от 03.10.2014 стороны расторгли контракт по соглашению сторон на основании части 8 статьи 95 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон N 44-ФЗ), прекратив действие контракта с 01.11.2014.

Пунктом 2 указанного дополнительного соглашения стороны установили, что подрядчиком выполнены, а заказчиком приняты работы в следующем объеме: за июнь 2014 года – на сумму 5 406 837 руб. 94 коп., за июль 2014 года – на сумму 4 598 329 руб. 32 коп., за август 2014 года – на сумму 4 911 244 руб. 31 коп., за сентябрь 2014 года – на сумму 4 114 558 руб. 19 коп. Работы, выполненные в июне 2014 года, оплачены заказчиком в полном объеме в сумме 5 406 837 руб. 94 коп. В соответствии с пунктами 8.5, 8.6 контракта в связи с просрочкой выполнения подрядчиком работ и несвоевременным устранением недостатков работ стороны уменьшили сумму, подлежащую оплате за выполненные в период с июля по сентябрь 2014 года работы, до 11 561 827 руб. 79 коп.

Впоследствии между обществом “ЛСМ Ленстроймонтаж” (цедент) и обществом “МВМ Групп” (цессионарий) 06.07.2015 заключен договор уступки прав (цессии) N 10-С-15 (далее – договор цессии, договор уступки), в соответствии с которым цедент передает, а цессионарий принимает права требования к должнику задолженности в размере 11 561 827 руб. 79 коп. по оплате работ, выполненных по заключенному между цедентом и администрацией муниципальному контракту.

По договору цессии цессионарию также переданы права, обеспечивающие исполнение материального обязательства по оплате выполненных работ, в том числе право на пеню, штраф в полном объеме за весь период действия муниципального контракта (пункт 1.1 договора цессии).

06.07.2015 года общество “МВМ Групп” уведомило должника о состоявшейся уступке путем направления уведомления.

Претензией от 01.10.2015 года общество “МВМ Групп” обратилось к администрации с требованием оплатить новому кредитору сумму задолженности по муниципальному контракту, договорной неустойки и штрафа.

Ссылаясь на то, что задолженность за выполненные по муниципальному контракту работы не погашена, допущена просрочка по оплате выполненных работ, общество “МВМ Групп” обратилось в суд с настоящим иском.

В силу статьи 763 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) подрядные строительные работы (статья 740), проектные и изыскательские работы (статья 758), предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.

По государственному или муниципальному контракту на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера работы и передать их государственному или муниципальному заказчику, а государственный или муниципальный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату.

Пунктом 2 статьи 168 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ) предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 7 статьи 448 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ “О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон N 42-ФЗ), вступившего в силу 01.06.2015, если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено в соответствии с законом.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования общества “МВМ Групп” о взыскании задолженности и неустойки, руководствовался статьями 330, 382, 384, 702, 711, 763 ГК РФ, положениями Закона N 44-ФЗ и исходил из доказанности наличия задолженности по оплате выполненных подрядчиком по муниципальному контракту работ, факта просрочки их оплаты.

Отклоняя ссылку администрации на пункт 7 статьи 448 ГК РФ, суд первой инстанции указал, что наличие у администрации перед обществом “ЛСМ Ленстроймонтаж” задолженности по оплате выполненных работ не может свидетельствовать о ничтожности договора уступки права требования, так как в рассматриваемом случае уступлено не право исполнения муниципального контракта в части выполнения работ, а право требования оплаты за уже выполненные работы, которые приняты заказчиком без замечаний и возражений. Ни бюджетное, ни гражданское законодательство не содержат прямых запретов на уступку или передачу права требования по государственному (муниципальному) контракту третьим лицам после выполнения подрядных работ по государственному (муниципальному) контракту, то есть после его фактического исполнения.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, сослался на императивную норму пункта 7 статьи 448 ГК РФ, запрещающую победителю торгов уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам. Как указал суд, заключая 06.07.2015 договор цессии, общество “ЛСМ Ленстроймонтаж” и общество “МВМ Групп” не могли не знать о существующих ограничениях; правоотношения сторон возникли после 01.06.2015 в связи с подписанием договора уступки 06.07.2015, в связи с чем в рассматриваемом случае подлежат применению положения пункта 7 статьи 448 ГК РФ. С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о ничтожности сделки (пункт 2 статьи 168 ГК РФ).

Соглашаясь с выводами суда апелляционной инстанции, суд округа отметил, что в рассматриваемом случае подрядчик осуществил уступку прав требования задолженности, неустойки и штрафа по контракту до момента его расторжения; поскольку обязательства администрации по оплате работ возникли из контракта, установленный в пункте 7 статьи 448 ГК РФ запрет препятствовал подрядчику в совершении уступки права.

Заявитель в кассационной жалобе указывает, что применение судами апелляционной и кассационной инстанций положений пункта 7 статьи 448 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ, как нормы, устанавливающей запрет на уступку права (требования), возникшего из муниципального контракта, заключенного и исполненного до 01.06.2015, не основано на пункте 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ.

Согласно пункту 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Заявитель также ссылается на пункт 83 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”, в соответствии с которым положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной Законом N 42-ФЗ редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 года). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом сложившейся практики ее применения (пункт 2 статьи 4, абзац второй пункта 4 статьи 421, пункт 2 статьи 422 ГК РФ).

Как полагает заявитель, при рассмотрении споров, связанных с исполнением государственных контрактов, следует исходить из пункта 5 статьи 95 Закона N 44-ФЗ, которая является специальной нормой, устанавливающей исключительно запрет на перемену поставщика (исполнителя, подрядчика) и не препятствующей совершению уступки прав (требований) из контракта по оплате.

Кроме того, заявитель обращает внимание на то, что на момент заключения договора цессии стороны расторгли муниципальный контракт дополнительным соглашением от 03.10.2014.

Заявитель, ссылаясь на то, что действие Закона N 42-ФЗ не распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, положения пункта 7 статьи 448 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ применяются только к контрактам, заключенным после этой даты, при заключении, исполнении контракта и дополнительного соглашения от 03.10.2014 администрация и общество “ЛСМ Ленстроймонтаж” исходили из допустимости цессии, считает возможной уступку прав требования к заказчику и после 01.06.2015.

Приведенные доводы жалобы заявителя о существенном нарушении судами апелляционной и кассационной инстанций норм права, которые повлияли на исход настоящего дела, заслуживают внимания, в связи с чем жалобу заявителя с делом следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь пунктом 2 части 7 статьи 291.6 АПК РФ, судья Верховного Суда Российской Федерации

кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью “МВМ ГРУПП” на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.10.2016 по делу N А26-10174/2015 Арбитражного суда Республики Карелия передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Назначить судебное заседание по рассмотрению указанной кассационной жалобы на 13 апреля 2017 года на 11 часов 30 минут в помещении суда по адресу: Москва, улица Поварская, дом 15, зал N 3048 (подъезд 5).

Цессия по 44-ФЗ

Цессия по 44-ФЗ: как осуществить законно

Законна ли цессия по 44-ФЗ? В чем разница между цессией и переводом долга? Как проводится цессия по 44-ФЗ? На что обратить внимание, заключая договор цессии?

Из этой статьи вы узнаете:

  • Законна ли цессия по 44-ФЗ
  • В чем разница между цессией и переводом долга
  • Как проводится цессия по 44-ФЗ
  • На что обратить внимание, заключая договор цессии

Цессия по 44-ФЗ – это уступка требования оплаты по контракту третьему лицу. Такая процедура долгое время не использовалась в закупках, так как Министерством финансов было выпущено письмо, утверждающее незаконность переуступки права требования. Лишь относительно недавно Верховный Суд сделал окончательные разъяснения по этому поводу.

Читайте также:  Учет налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджет при осуществлении закупок у физического лица

Процедура цессии обычно проводится в случае, когда поставщик не имеет возможности выполнить работы в силу различных обстоятельств: нехватки средств, наличия долгов или запуска процедуры ликвидации. В нашей статье мы подробно расскажем о проведении цессии и разберем сложные ситуации из практики.

Законна ли цессия по 44-ФЗ

В Верховный Суд РФ было подано административное исковое заявление. В результате его рассмотрения письмо Минфина РФ от 21.07.2017 г. № 09-04-04/46799 было признано недействующим. Согласно данному документу, бюджетное законодательство не допускало любую переуступку права требования по госконтрактам, в том числе возмещение судебных расходов. Кроме того, личность исполнителя имела существенное значение для заказчика. Если не было получено его согласие на уступку права требования по контракту, договор цессии вступал в противоречие с нормами ГК РФ, Бюджетного кодекса, и сделка могла считаться недействительной (решение ВС РФ от 23.04.2019 г. № АКПИ19-112).

Также суд постановил, что уступка требования денежного обязательства по госконтракту не приводит к нарушению порядка оплаты услуг исполнителя за счет средств федерального бюджета с точки зрения соответствия получателя сведениям, прописанным в соглашении и реестре контрактов. Судья отметил, что внесение изменений в документацию, имеющую отношение к расчетным операциям, не может быть подтверждением существенного значения личности исполнителя для заказчика.

В решении суда отмечается, что данное письмо содержит правила, не совпадающие с требованиями разъясняемых нормативных положений. Так, с 1.06.2018 г. вступила в силу новая редакция п. 7 ст. 448 ГК РФ, согласно которой победитель тендера может уступать требования по денежному обязательству.

Все выше обозначенное привело к тому, что письмо признано недействующим со дня издания.

Разница между цессией и переводом долга

Ключевая разница между цессией и переводом долга состоит в документах: используется договор уступки требования или соглашение перевода долга. Объектом договора цессии является право требования выполнения обязательств должника, тогда как объектом второго типа документа считается передача самих обязательств по выполнению работ.

Переуступка в большинстве случае сопровождается сменой кредитора, то есть в договор включается еще одно правовое лицо. В результате чего обязательства должника перекладываются на новую ответственную сторону.

В процессе передачи долга передаются только финансовые обязательства, а договор цессии по 44-ФЗ предполагает перевод абсолютно любых объектов права собственности.

Иными словами перевод долга и цессия – это совершенно разные процедуры, которые отличаются объектом, условиями и содержанием соглашений.

Как проводится цессия по 44-ФЗ

Исполнитель имеет право переуступить требование оплаты до оказания услуг по условиям соглашения. Для заказчика при этом изменится только получатель средств. Более того, поставщик может уступить право требования еще до подписания контракта, о чем говорится в ст. 388.1 ГК РФ, абз. 13 п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120.

Поставщик может уступить часть долга, тогда в документах должны быть обозначены несколько получателей оплаты. То есть исполнитель контракта и новый получатель, причем, согласно ст. 384 ГК РФ, новых получателей может быть несколько.

Поставщик должен сам выполнить условия контракта, но может переуступить право требования оплаты. Для заказчика не играет серьезной роли, кому именно будут перечислены средства, главное, чтобы он успел вовремя среагировать на переуступку права – так удастся избежать повторной оплаты. Именно об этом говорится в определении ВС РФ от 20.04.2017 г. по делу № 307-ЭС16-19959.

При работе с цессией по 44-ФЗ заказчику следует придерживаться таких правил:

  1. Необходимо изменить получателя платежа, как только от исполнителя контракта получено уведомление о цессии. Согласия заказчика на переуступку в данном случае не требуется.
  2. Заказчику не нужно иметь на руках договор цессии, так как он не имеет отношения к данному документу (ст. 385 ГК РФ).
  3. Дополнительное соглашение к контракту не заключается, поскольку цессия не влияет на условия контракта и обязательства сторон. Исполнитель остается прежним, он несет гарантийные обязательства, на него ложится ответственность в случае нарушения условий соглашения, о чем говорится в п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120.
  4. Оплата новому получателю производится на условиях, установленных в процессе подписи основного контракта. Цессия изменяет исключительно получателя средств. Если в процессе приемки возникли претензии к качеству товара, от него нужно отказаться, как и от оплаты контракта (ст. 386 ГК РФ).
  5. Подтверждение цессии необходимо лишь в том случае, когда заказчик получил уведомление от нового получателя оплаты. Нужно запросить подтверждение у изначально установленного поставщика либо акт передачи права требования от нового получателя. Средства не могут быть переведены, пока заказчик не увидит доказательства перехода прав требования (абз. 2 п. 1 ст. 385 ГК РФ).

На что обратить внимание, заключая договор цессии

  • Отсутствие запрета на уступку требования, предусмотренного соответствующими законами.

В нестандартных ситуациях стоит наиболее внимательно отнестись к возможности подписания договора цессии. Допустим, если производится уступка права по контракту на исполнение государственного оборонного заказа (далее – ГОЗ).

В соответствии с п. 7 ст. 7 ФЗ от 29.12.2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе», заказчик может оплачивать услуги исполнителя только при помощи отдельного счета. Последний открывают в уполномоченном банке для исполнителя, с которым у госзаказчика заключен контракт. При этом у исполнителя должен быть договор о банковском сопровождении с уполномоченным банком.

Пункт 10 ст. 3 Закона № 275-ФЗ определяет отдельный счет как счет для оплаты контракта на выполнение ГОЗ, открытый для исполнителя в уполномоченном банке.

Согласно п. 12 ст. 8.4 Закона № 275-ФЗ, через отдельный счет не могут производиться операции по исполнению договора об уступке (переуступке) права требования. Поэтому если требование уступлено по контракту, заключенному на исполнение ГОЗ, высока вероятность, что суд откажет в иске. В качестве примера можно привести определение ВС РФ от 12.11.2018 № 307-ЭС18-18328 по делу № А21-10351/2017, постановление АС Московского округа от 20.12.2018 № Ф05-21468/2018 по делу № А40-95231/201.

Предмет договора цессии.

Передаваться может только требование по денежному обязательству, имеющее обезличенный характер.

При попытке передать по договору цессии по 44-ФЗ любые другие права суд может счесть, что был сменен исполнитель. Стороны договорились об уступке требования оплаты ТРУ, поэтому договор цессии может быть признан недействительным (см., например, постановления АС ЗСФО от 12.09.2017 № Ф04-3115/2017 по делу № А03-23167/2015, АС ПФО от 23.08.2018 № Ф06-12699/2016 по делу № А72-11185/2015).

Так как при уступке требования оплаты другие права/обязательства не переходят, заказчик предъявляет претензии по выполнению договора к выбранному в процессе аукциона поставщику.

К моменту передачи требования исполнитель должен полностью выполнить свои обязательства по договору. Это позволяет снизить вероятность того, что договор цессии будет признан недействительным (см. постановление АС Московского округа от 17.01.2019 № Ф05-20283/2018 по делу № А40-243151/2017). Верховный суд РФ постановил, что если работы выполнены и заказчик не оспаривает этот факт, обязанность личного исполнения договора подрядчиком считается прекращенной.

Иными словами, суд не имеет каких-либо оснований, чтобы признать недействительным договор цессии (см. определение ВС РФ от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016). Однако возможна обратная ситуация: если исполнитель выполнил свои обязательства не в полной мере, суд может счесть, что существенное значение личности поставщика все еще сохраняется, поэтому договор цессии оказывается недействительным. Так, на это указывает постановление АС ПФО от 17.06.2016 № Ф06-8776/2016 по делу № А12-40526/2015.

Суд не взыщет задолженность по иску цессионария по оплате ТРУ, если исполнение условий договора не будет доказано. Данная норма действует даже в том случае, когда договор цессии признан недействительным. Заказчик имеет право возражать относительно размеров долга.

Приведем пример из практики. ООО «Дельта-А» подало в арбитражный суд иск к Министерству промышленности Республики Саха (Якутия) о взыскании суммы основного долга за работы по госконтракту и процентов за пользование чужими денежными средствами. В качестве основания для таких требований использовался договор цессии.

Ответчик обратился со встречным иском к ООО «Дельта-А» и подрядчику, требуя признать недействительными договоры уступки права требования, о расторжении госконтракта и о взыскании неустойки.

На втором круге суд первой инстанции отказал в удовлетворении первоначального и встречного исков. В первом случае суд сослался на недоказанность выполнения подрядчиком работ по контракту в качестве и объеме, установленными договором. Отказ в удовлетворении второго иска объяснялся тем, что произведенная уступка права не вступает в противоречие с нормами гражданского законодательства.

Данное решение было поддержано судами апелляционной и кассационной инстанций – постановление АС Восточно-Сибирского округа от 25.07.2018 № Ф02-1950/2018 по делу № А58-4024/201.5

Получается, что цессионарий должен обязательно убедиться в том, что он может предоставить документы, подтверждающие выполнение условий договора, подписанного по результатам торгов.

Если речь идет о подряде, необходимо проверить, что подрядчик выполнил условия договора о порядке сдачи-приемки работ, извещал заказчика о готовности результата к приемке. Кроме того, должны быть подписаны приемо-сдаточные документы, не может быть мотивированных отказов от приемки работ от заказчика, пр. Всю информацию можно найти в постановлении АС СЗАО от 06.06.2017 № Ф07-4594/2017 по делу № А56-14997/2016.

Если есть документальное подтверждение выполнения и сдачи определенного этапа работ, но контракт исполнен не в полном объеме, у поставщика не так много шансов взыскать долг по оплате работ. Об этом говорится в определении ВС РФ от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015.

В пользу сторон договора цессии стоит отметить ряд аргументов, которые может заявить заказчик, но суд не примет их во внимание.

Договор цессии не может быть признан недействительным в таких случаях:

Заказчик не дал согласия на уступку требования.

Суды обычно выступают в поддержку поставщиков, даже когда контракт предусматривает необходимость получения согласия заказчика. При этом они ссылаются на п. 3 ст. 388 ГК РФ, по которому соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требований по денежному обязательству не лишает силы такую уступку, не является причиной для разрыва основного договора. При этом кредитор не освобождается от ответственности перед должником за несоблюдение условий соглашения.

В качестве примера можно привести постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2018 № 16АП-2078/2017 по делу № А15-517/2017, АС СКФО от 02.08.2018 № Ф08-5522/2018 по делу № А15-5565/2017, от 11.08.2017 № Ф08-5068/2017 по делу № А63-7764/2016.

Присутствует несоответствие бюджетному законодательству РФ, особый характер исполнения судебных актов о взыскании средств, установленный Бюджетным кодексом РФ. Уточнить информацию можно в постановлении АС УРФО от 01.02.2018 № Ф09-8558/17 по делу № А60-2269/2017, АС Восточно-Сибирского округа от 25.01.2018 № Ф02-7275/2017 по делу № А78-6153/2017.

Неверно оформлена заявка на кассовый расход, направляемая в казначейство – реквизиты контрагента не соответствуют документам, подтверждающим возникновение денежного обязательства. Например, такая ситуация представлена в постановлении АС ДВФО от 19.05.2017 № Ф03-1666/2017 по делу № А73-14379/2016.

Найдите неточности или устаревшую информацию, напишите об этом в комментариях и получите скидку 5% на обучение в нашем центре.

Ссылка на основную публикацию