Акт сверки взаиморасчетов без наличия первичных документов не является доказательством оплаты выполненных работ

Акт сверки взаиморасчетов без наличия первичных документов не является доказательством оплаты выполненных работ

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

“Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!”

Обзор документа

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 марта 2013 г. N 13031/12 Суд отменил постановление арбитражного суда и оставил в силе решение и определение о взыскании задолженности по государственным контрактам и неустойки в связи с допущенной просрочкой оплаты, поскольку суд правомерно признал акт сверки в качестве надлежащего доказательства и на основе этого акта установил факт неисполнения учреждением обязательства по государственным контрактам

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего – заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Абсалямова А.В.;

членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Маковской А.А., Никифорова С.Б., Першутова А.Г., Поповченко А.А., Сарбаша С.В., Юхнея М.Ф. –

рассмотрел заявление открытого акционерного общества “277 Управление начальника работ” о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.09.2012 по делу N А40-125946/11-63-1013 Арбитражного суда города Москвы.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя – открытого акционерного общества “277 Управление начальника работ” – Карпова Н.А., Седлеров В.В.;

от Министерства обороны Российской Федерации – Уткина В.М. Заслушав и обсудив доклад судьи Поповченко А.А., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Открытое акционерное общество “277 Управление начальника работ” (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с федерального государственного учреждения “41 Отдел капитального строительства (в/ч 68566) Главного командования Сухопутных войск Министерства обороны Российской Федерации” (далее – учреждение) 6 735 606 рублей 37 копеек задолженности по государственным генеральным контрактам от 12.08.2007 N 16-6/227П на выполнение пусконаладочных работ и N 17-6/227П на поставку оборудования, а также 3 352 726 рублей 21 копейки неустойки в связи с допущенной просрочкой оплаты, а при недостаточности денежных средств у учреждения – с собственника его имущества – Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации в порядке субсидиарной ответственности.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.02.2012 иск удовлетворен частично: с учреждения, а при недостаточности у него денежных средств – с Минобороны России, в пользу общества взыскано 6 735 606 рублей 37 копеек задолженности и 2 341 918 рублей 60 копеек неустойки; в остальной части иска отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2012 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 03.09.2012 решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций отменил, в удовлетворении иска отказал.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора общество просит отменить этот судебный акт, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций оставить без изменения.

В отзыве на заявление Минобороны России просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения как соответствующие нормам права.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами, между обществом (подрядчиком) и учреждением (заказчиком) 12.08.2007 заключены государственные генеральные контракты N 16-6/227П на выполнение пусконаладочных работ для государственных нужд по капитальному ремонту сооружений и N 17-6/227П на поставку оборудования для государственных нужд (далее – государственные контракты).

Ссылаясь на неисполнение учреждением обязательства по оплате принятых работ и оборудования в установленные государственными контрактами сроки, общество 08.11.2011 обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Исследовав и оценив представленные доказательства, суд первой инстанции сделал вывод, что общество надлежащим образом исполнило свои обязательства по государственным контрактам, а учреждение приняло их результат, но оплату полученного не произвело в связи с отсутствием денежных средств, и взыскал задолженность и неустойку.

Отклоняя заявление учреждения о пропуске обществом срока исковой давности, суды первой и апелляционной инстанций исходили из наличия доказательств, свидетельствующих о совершении учреждением действий по признанию им долга, в связи с чем прерывался срок исковой давности в порядке, предусмотренном статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Такими действиями суды первой и апелляционной инстанций сочли подписание учреждением и обществом совместного акта сверки взаимных расчетов (далее – акт сверки), в соответствии с которым по состоянию на 30.09.2009 у учреждения сохранялась перед обществом задолженность в сумме 6 735 606 рублей 37 копеек.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций, признав акт сверки доказательством, не относящимся к рассматриваемому спору в связи с отсутствием в нем ссылки на первичные документы бухгалтерского учета и основание возникновения задолженности.

Признав доказанным факт истечения срока исковой давности, о необходимости применения которой заявляло учреждение, суд кассационной инстанции в иске отказал.

Вместе с тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях на нее, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определены полномочия суда кассационной инстанции. Согласно пункту 2 части 1 указанной статьи по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить обжалуемые судебные акты полностью или в части, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

Данное полномочие может быть реализовано судом кассационной инстанции в случае, когда фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

В нарушение названных норм суд кассационной инстанции принял постановление по настоящему спору на основании переоценки доказательств и установления иных обстоятельств, отличающихся от установленных судами нижестоящих инстанций.

Суд первой инстанции признал установленным, что после подписания 30.03.2008 обществом и учреждением актов приемки выполненных работ по поставке оборудования, пусконаладочных и измерительных работ, справок о стоимости этих работ учреждение не оплатило принятые работы в предусмотренный государственными контрактами срок и стороны составили акт сверки взаиморасчетов.

Суд принял акт сверки в качестве надлежащего доказательства и признал на основе его оценки установленным факт неисполнения учреждением обязательства перед обществом на сумму, указанную в акте. Подписание акта сверки с участием начальника учреждения было квалифицировано судом первой инстанции в качестве действий, свидетельствующих о признании долга и влекущих согласно требованиям статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации перерыв течения срока исковой давности.

Судом апелляционной инстанции подтверждена правомерность суждений суда первой инстанции в отношении оцениваемых им доказательств, в том числе и акта сверки взаиморасчетов.

Делая вывод о том, что акт сверки подлежал отклонению судами нижестоящих инстанций, суд кассационной инстанции сослался на положения частей 2 и 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и указал на отсутствие в акте ссылок на первичные документы бухгалтерского учета, основание возникновения задолженности, дату подписания акта.

Однако согласно положениям части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает как относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, так и достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как следует из акта сверки, признаваемая учреждением сумма долга в размере 6 735 606 рублей 37 копеек, состоит из двух сумм: 2 471 723 рубля 96 копеек и 4 263 882 рубля 41 копейка, которые указаны соответственно в акте выполненных работ и справке о выполненных работах и затратах, подписанных представителем учреждения при приемке выполненных обществом работ.

При этом доказательств наличия иных договорных обязательств между сторонами, во исполнение которых мог быть составлен акт сверки, в материалах дела не содержится и суд кассационной инстанции не привел обоснования упомянутого вывода.

Таким образом, суд кассационной инстанции вышел за пределы своих полномочий, установленных действующим арбитражным процессуальным законодательством.

При названных обстоятельствах постановление суда кассационной инстанции нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.09.2012 по делу N А40-125946/11-63-1013 Арбитражного суда города Москвы отменить.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 16.02.2012 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2012 по указанному делу оставить без изменения.

ПредседательствующийА.В. Абсалямов

Обзор документа

Подрядчик обратился в суд с целью взыскать с учреждения-заказчика долг по госконтрактам и неустойку.

Суды двух инстанций сочли требования обоснованными в части заявленной суммы.

При этом они отклонили доводы о пропуске срока исковой давности, указав, что имел место перерыв его течения в связи с совершением учреждением действий по признанию долга.

Об этом свидетельствует акт сверки расчетов, представленный в суд истцом.

Суд округа не согласился с такими выводами.

Он указал, что подобный акт – не доказательство, поскольку в нем нет ссылок на первичные документы бухучета, основание возникновения задолженности, дату подписания.

Поэтому в иске следует отказать.

Президиум ВАС РФ указал окружному суду на превышение полномочий и подчеркнул следующее.

АПК РФ определяет полномочия кассационной инстанции. Такой суд по результатам рассмотрения жалобы вправе отменить или изменить обжалуемые судебные акты полностью или в части, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

Данное полномочие может быть реализовано в случае, когда фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой и апелляционной инстанций, но неверно применена норма права.

В данном случае нижестоящие суды приняли акт сверки в качестве надлежащего доказательства по делу.

Оснований переоценивать это доказательство у суда кассационной инстанции не было.

Кроме того, в спорном акте имелись указания на суммы в размере, заявленном ко взысканию в данном деле.

Доказательства того, что между сторонами спора имелись иные договорные обязательства, во исполнение которых мог быть составлен акт сверки, не представлены.

Соответственно, не было оснований для того, чтобы не принимать во внимание этот акт.

Акт сверки при отсутствии других доказательств не может подтверждать, что у одной из сторон договора нет задолженности

Подрядчик пытался сдать работы заказчику и получить за них деньги. Заказчик проигнорировал уведомление подрядчика о готовности сдать работы. А когда подрядчик подал иск о взыскании задолженности, заказчик заявил, что никакого долга у него нет, что подтверждается актом сверки. Суды трех инстанций отказали подрядчику в иске, сославшись только на одно доказательство — акт сверки. Ситуацию пришлось исправлять ВС РФ.

Читайте также:  Уплата арендатором коммунальных платежей по договору аренды помещения

Реквизиты судебного акта

ООО «ЭкоПИРС» (подрядчик)

АО «АНТ ЯПЫ САНАЙИ ВЕ ТИДЖАРЕТ АНОНИМ ШИРКЕТИ» (заказчик)

Суть дела

Стороны заключили два договора на выполнение работ по установке окон. По одному договору подрядчик выполнил работы на сумму 1 044 000 руб. Заказчик принял эти работы, стороны подписали акт без замечаний. Позже подрядчик известил заказчика о необходимости приемки выполненных работ по второму договору — еще на 3,5 млн руб. Он направил заказчику для подписания акт формы КС-2 и справку формы КС-3 (с письмом от 21.10.2016). Заказчик это письмо получил. Данный факт подтверждала подпись сотрудника заказчика на письме. Поскольку подрядчик не получил ответ, он повторно направил 04.12.2016 акты по почте. Эти письма были вручены законному представителю по доверенности (этот факт позже подтвердило и ФГУП «Почта России»). Но ответ так и не последовал. В связи с этим подрядчик подал иск о взыскании с заказчика задолженности (291 000 руб. по одному договору и 3,5 млн руб. — по второму), а также неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиции судов

Суд первой инстанции удовлетворил иск подрядчика частично. Он взыскал с заказчика только 291 000 руб. по первому договору. В отношении задолженности по второму договору на 3,5 млн руб. суд отказал. Основанием для отказа в этой части иска стал акт сверки, который подписали обе стороны и в котором отсутствовало упоминание о задолженности заказчика на 3,5 млн руб.

В частности, в суде выяснилось, что в конце 2016 г. стороны подписали акт сверки, в котором задолженность по второму договору не числилась. Причем со стороны подрядчика акт сверки подписал его генеральный директор. Акт сверки содержал наименование документа, реквизиты сторон, период, за который проводилась сверка (по состоянию на конец 2016 г.), основание составления акта сверки — задолженность отсутствует, реквизиты подписанного договора, реквизиты первичных документов (акт выполненных работ от 31.05.2016 на сумму 1 044 000 руб., которые заказчик принял и оплатил), подписи и печати сторон. То есть задолженность на сумму 3,5 млн руб. по акту КС-2 от 21.10.2016, на основании которого был заявлен иск, не была указана в акте сверки от 31.12.2016, подтверждающем отсутствие у заказчика задолженности. При этом факт подписания сторонами акта сверки подтверждался протоколом осмотра письменных доказательств, удостоверенных нотариально, а также объяснениями бухгалтера подрядчика.

Кроме того, суд указал, что иных надлежащих, достоверных и бесспорных доказательств, подтверждающих факт выполнения работ на сумму 3,5 млн руб., не было представлено. Факт направления в адрес заказчика акта выполненных работ не является безусловным подтверждением выполнения подрядчиком работ в порядке и сроки, определенные договором. Также подрядчик в ходе судебного процесса не заявил ходатайство о проведении экспертизы в отношении объема и стоимости выполненных работ.

Суд не принял ссылку подрядчика на то, что его главный бухгалтер составил этот акт сверки ошибочно. Он указал, что акт сверки был подписан генеральным директором. При этом доказательств направления заказчику откорректированного акта сверки материалы дела не содержали, какая-либо корреспонденция по данному обстоятельству с указанием расхождений и неточностей акта сверки в адрес ответчика не направлялась.

Апелляционная и кассационная инстанции согласились с такой позицией и оставили в силе решение суда первой инстанции. Таким образом, получилось, что суды не поверили, что подрядчик выполнил работы на 3,5 млн руб. Они вынесли решение об отказе во взыскании денег за выполненные работы, сославшись только на акт сверки. Доводы подрядчика о том, что он выполнил работы, уведомил заказчика о готовности их сдать, а заказчик проигнорировал данное уведомление, суды не приняли во внимание.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций в части отказа в иске о взыскании задолженности на 3,5 млн руб. и направила дело на новое рассмотрение.

Во-первых, в материалах дела было доказательство исполнения подрядчиком обязанности по уведомлению заказчика о готовности к сдаче выполненных работ по договору подряда. В частности, факт направления, а также получения акта представителем заказчика подтверждался письмом ФГУП «Почта России».

Экономическая коллегия ВС РФ отметила также, что суды, удовлетворяя частично требование по иску о взыскании 291 000 руб. задолженности, исходили из того, что факт выполнения и передачи подрядчиком работ был подтвержден, поскольку подрядчик направил заказчику акт выполненных работ 04.12.2016. Однако подрядчик отправил акт формы КС-2 на сумму 291 000 руб., а также акт формы КС-2 на сумму 3,5 млн руб. в один день. Оба акта заказчик получил, и в обоих случаях мотивированный отказ он не составил. То есть получилось, что в одном случае суд согласился, что заказчик получил уведомление о необходимости принять работы, а в другом — нет.

Во-вторых, нижестоящие суды фактически отказали во взыскании долга, сославшись в качестве доказательства невыполнения работ только на акт сверки, подписанный сторонами и не содержащий сведений о наличии задолженности в сумме 3,5 млн руб. При этом отсутствовали доказательства мотивированного отказа от подписания акта формы КС-2 и справки формы КС-3.

Между тем в отличие от акта сдачи-приемки работ акт сверки первичным учетным документом не является и сам по себе не может подтверждать прекращение обязательства по оплате работ (ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»). При этом материалами дела подтверждалось направление подрядчиком акта формы КС-2 и справки формы КС-3, а заказчик по существу устранился от приемки работ и подписания документов о приемке, не представив мотивированный отказ. Вторая кассация указала, что суды не дали должной оценки этим обстоятельствам и возможности применения ст. 753 ГК РФ. А в этой статье предусмотрено право на составление одностороннего акта, если заказчик необоснованно отказался от надлежащего оформления документов, удостоверяющих приемку (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»).

Таким образом, ВС РФ решил, что нельзя признать законными выводы нижестоящих судов об отсутствии оснований для взыскания задолженности на основании оценки одного доказательства — акта сверки от 31.12.2016 — при наличии уведомления заказчика подрядчиком о необходимости приемки работ, направления соответствующего акта формы КС-2 и отсутствии мотивированного отказа от его подписания.

Акт сверки как судебное доказательство

Многие хозяйствующие субъекты, предчувствуя перспективу судебного разбирательства, стараются заблаговременно запастись необходимыми доказательствами, которые помогли бы отстоять позицию в суде. Одним из излюбленных видов письменных доказательств, подтверждающих наличие либо отсутствие задолженности, является, безусловно, акт сверки взаимных расчётов, подписанный всеми сторонами. Но действительно ли акт сверки, подписанный всеми участниками спорного правоотношения, является достаточным доказательством и, получив его, можно успокоиться, так как в случае возникновения судебной тяжбы он будет козырем, который поможет выиграть процесс?

Насчёт акта сверки как письменного доказательства в судебном процессе бытует много мифов и заблуждений. В данной статье хотелось бы развеять эти мифы и рассказать о реальном положении вещей.

Действительно, акт сверки взаимных расчётов, подписанный всеми сторонами и оформленный надлежащим образом может дать не мало преимуществ. Если мы говорим об арбитражном процессе, то наличие акта сверки позволит взыскать образовавшуюся задолженность, не прибегая к судебному разбирательству в классическом его проявлении, а посредством подачи заявления о выдаче судебного приказа. Таким образом, у взыскателя уже в считанное время на руках появится судебный приказ, который является не только судебным постановлением, но и одновременно исполнительным документом, непосредственно предъявляемым в органы и организации, занимающихся принудительным исполнением вступивших в законную силу судебных постановлений. Не стоит забывать, что в арбитражном процессе судебных приказ выдаётся, если цена заявленных требований не превышает четыреста тысяч рублей.

Если цена заявленных требований превышает четыреста тысяч рублей, то дело должно рассматриваться по правилам искового производства, при этом наличие акта сверки в силу прямого указания п. 1 ч. 2 ст. 227 АПК РФ независимо от цены иска даёт основание рассматривать дело в порядке упрощённого производства, то есть без вызова лиц, участвующих в деле.

Аналогично в гражданском процессе, как предписывает п. 3 ч. 1 ст. 232.2 ГПК РФ, независимо от цены иска наличие акта сверки также даёт основание рассматривать дело в порядке упрощённого производства.

Казалось бы, наличие в акте сверки подписи уполномоченного лица процессуального оппонента говорит о его безоговорочном согласии с теми данными, которые там отражены, но не следует забывать что арбитражный процесс, как и гражданский строятся прежде всего на основе состязательности и равноправия сторон, и в процессе каждая из сторон имеет полное право не согласиться с данными, которые отражены в акте сверки, пусть он даже ею и подписан, и именно тогда все чудодейственные свойства акта сверки канут в небытие. В этом случае каждое из лиц, участвующих в деле, должно будет доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

У судов по данному вопросу сложилась чёткая позиция, суть которой заключается в том, что поскольку в силу ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 06 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учёте» каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учётным документом и акт сверки таковым не является, то акт сверки взаимных расчётов в отсутствие первичной учётной документации, подтверждающей отражённые в нём сведения, не является достаточным доказательством тех обстоятельств, которые вытекают из отражённых в нём сведений. Данную позицию ещё высказывал Высший Арбитражный Суд РФ в постановлении Президиума от 28 октября 1997 г. № 171/97.

Таким образом, акт сверки взаимных расчётов является всего лишь навсего производным документом, и, в случае его оспаривания в процессе, он будет иметь значение только лишь в том случае, если содержащиеся в нём сведения будут подтверждены иными доказательствами, отвечающими требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности, в частности первичной учётной документацией. Только тогда можно говорить о хорошей доказательственной базе и сильной позиции.

Акт сверки взаиморасчетов без наличия первичных документов не является доказательством оплаты выполненных работ

Вопрос арбитражному юристу

Наша организация осуществляет оптовые поставки товаров. У одного из наших контрагентов образовалась задолженность за поставленные товары. Покупатель постоянно обещал оплатить, но ничего не платит. Мы обратились с иском о взыскании задолженности за поставленные товары. К иску приложили подписанный нами и ответчиком акт сверки задолженности. Однако в ходе предварительного судебного заседания ответчик представил нам возражения, в которых он говорит о том, что акт сверки взаиморасчетов не подписан его генеральным директором, поэтому представленный нами акт сверки не является доказательством его задолженности за поставленные товары. Акт сверки подписал его главный бухгалтер.

Как же так, неужели акт сверки взаиморасчетов не означает признание долга? Неужели главный бухгалтер не может подписать акт сверки задолженности?

Читайте также:  Управление транспортным средством и его техническая эксплуатация по договору аренды транспортных средств с экипажем

Юридическая консультация арбитражного юриста

Действительно в арбитражных спорах нередко процессуальный оппонент, ранее подписавший акт сверки взаимных расчетов, оспаривает акт сверки, в основном, ссылаясь на то, что акт сверки подписан неуполномоченным лицом. Смысл возражений состоит в том, что раз акт сверки подписан неуполномоченным лицом, то это не может означать признание долга организацией.

В настоящий момент, полагаем, у вас есть возможность опровергнуть данный довод оппонента.

Существует разнообразная практика в отношении акта сверки взаиморасчетов и признания долга. Судебная практика в отношении признания долга и акта сверки взаиморасчетов начала изменяться.

Акт сверки взаимных расчетов не относится к первичным учетным документам, поэтому очень часто доводы о том, что акт сверки не является признанием долга, арбитражными судами принимаются. Как указывала ФНС РФ, акт сверки взаиморасчетов не является первичным учетным документом, посредством которого можно подтвердить совершение хозяйственных операций.

Арбитражные суды также часто указывают на то, что акт сверки взаиморасчетов не может быть отнесен к документам строгой бухгалтерской отчетности, обязательные формы и необходимые реквизиты которых определены в ФЗ «О бухгалтерском учете». Арбитражные суды, отвергая акт сверки в качестве доказательства о признании долга, нередко указывают на то, что акт сверки подписан неуполномоченным лицом, что не может свидетельствовать о признании долга. Суды ссылаются на то, что акт сверки подписан не директором, а у лица, подписавшего акт сверки, отсутствует доверенность на совершение таких действий. Например, в одном из дел, арбитражный суд, отвергая акт сверки взаиморасчетов в качестве доказательства признания долга, указал следующее.

В силу ст. 53 ГК РФ бухгалтер не является лицом, имеющим право действовать от имени организации без доверенности. Акт сверки взаиморасчетов может быть подписан уполномоченным лицом, в качестве которого может выступать единоличный исполнительный орган хозяйственного общества или представитель общества, который действует на основании доверенности, выданной единоличным исполнительным органом. В доверенности должны быть конкретно указаны полномочия на совершение данного действия. Суд установил, что истец не доказал наличие у главного бухгалтера ответчика полномочий на признание долга, а также факт последующего одобрения таких действий единоличным исполнительным органом ответчика.

Оспаривая признание долга, процессуальные оппоненты также ранее ссылались на пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. и Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности», в котором шла речь о признании долга и исковой давности.

В настоящий момент данное постановление утратило силу в связи с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности». В этом постановлении нас, прежде всего, интересуют пункты 20 и 22.

Как следует из вышеназванных пунктов, совершение действий о признании долга должно быть осуществлено только и лишь уполномоченным лицом.

В вашей ситуации мы бы порекомендовали следующее.

Во-первых , попробуйте (если такие документы есть) сослаться на наличие иных документов, например, на товарные накладные, акты приема-передачи товаров, иные документы, электронную переписку и т.д. При этом постарайтесь указать на то, что подписанный акт сверки задолженности необходимо рассматривать и оценивать в совокупности с другими доказательствами и практикой взаимоотношения сторон.

Во-вторых , укажите то, что полномочия главного бухгалтера («неуполномоченного лица»), подписавшего акт сверки, могут также явствовать из обстановки. Более подробно смотрите ст. 182 ГК РФ.

В-третьих , отметьте, что в силу должностных обязанностей и статуса должности на главного бухгалтера возложены определенные обязанности и ему предоставлены полномочия, без которых он не может исполнять свои обязанности. Можно попросить суд предложить оппоненту представить должностную инструкция главного бухгалтера, или представить свои доказательства, подтверждающие то, что в обязанности главного бухгалтера входит подписание акта сверки.

В-четвертых , сошлитесь на статью 65 АПК РФ, стараясь переложить бремя доказывания на процессуального оппонента. Проще говоря, мотивируйте тем, что именно процессуальный оппонент должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих возражений, относящихся к признанию долга.

В-пятых , в дальнейшем (дабы избежать возникновения таких ситуаций, в которых контрагент оспаривает акт сверки взаиморасчетов в качестве признания задолженности) необходимо максимально подробно описать порядок обмена актами сверки взаиморасчетов в вашем стандартном договоре.

В-шестых , имеется положительная судебная практика по вашему вопросу. При необходимости наши арбитражные юристы готовы помочь, представив ваши интересы в арбитражном суде.

Более подробная информация о нашей компании, ее принципах работы и конкурентных преимуществах, порядке работы и взаимодействия с Клиентом представлена в соответствующих рубриках разделов «Наша компания», «Полезное», «Правовая информация», «Презентация компании».

Почему важна сверка с контрагентами?

Прямого ответа на этот вопрос нет в действующем законодательстве, тем не менее исходя из самой практики можно назвать сразу несколько причин, почему бухгалтеру не стоит пренебрегать указанным мероприятием. Предлагаем начать с сущности активов и обязательств, по которым проводится сверка с контрагентами, после чего перейти к самому мероприятию и его последствиям для бухгалтерского и налогового учета.

Несколько слов о «дебиторке» и «кредиторке» с позиции права

Дебиторская задолженность дает право требования организации к третьим лицам по не исполненным ими обязательствам, а кредиторская, наоборот, вменяет ей обязанности по выполнению собственных обязательств. В таблице на стр. представлены примеры «дебиторки» и «кредиторки», которая может быть в балансе автономных учреждений.

По общему правилу возникшие обязательства прекращаются их исполнением. Если это не представляется возможным, прекратить обязательство можно:

по соглашению сторон – исполнением отступного, заменой другим обязательством (новация);

  • по решению одной стороны – прощением долга, зачетом встречного однородного требования;
  • по не зависящим от сторон обстоятельствам – вследствие невозможности исполнения обязательства, на основании акта государственного органа и в силу ликвидации юридического лица.
Виды задолженности АУ
Дебиторская

– выданные поставщикам и подрядчикам авансы;

– задолженность персонала компании по подотчетным суммам, полученным ссудам (займам);

– не погашенные виновными лицами суммы потерь и недостач;

– суммы переплаты по налогам и сборам

– полученные авансы от покупателей;

– обязательства по расчетам с бюджетом и фондами по налогам и сборам;

– задолженность перед персоналом по оплате труда;

– долги перед другими контрагентами

Кроме того, задолженность может быть продана или переведена на другое лицо при согласии последнего. Бухгалтеру нужно обратить внимание на все случаи, в каждом из которых прекращение обязательства является основанием для списания его с учета.

Если ни один из этих случаев не наступил, а обязательство не исполнено, то задолженность может быть списана по истечении срока исковой давности, который установлен Гражданским кодексом и составляет три года. Его начало определено сроком исполнения обязательств, который указывается при заключении договора (п. 2 ст. 200 ГК РФ). Если дата исполнения обязательств в договоре не прописана, необходимо исходить из разум­ного срока, по истечении которого должнику даются семь дней для исполнения предъявленного кредитором требования (ст. 314 ГК РФ).

Ошибкой будет считать, что после истечения срока исковой давности кредитор не может потребовать исполнения обязательства (ведь срок исковой давности его не прекращает). Такое право у кредитора есть, но реализовать его можно только во внесудебном порядке. В этом случае шансов взыскать задолженность значительно меньше. А потому кредитору нужно принять меры по взысканию задолженности до истечения срока исковой давности.

Должнику могут быть направлены претензия, акт сверки расчетов и иные документы. Если после этого должник уплачивает долг полностью или частично, направляет письмо об отсрочке платежа или совершает иные действия, свидетельствующие о признании долга, то срок исковой давности прерывается, а затем начинается заново (ст. 203 ГК РФ). То же самое можно сказать о подписании нерадивым должником акта сверки. После его подписания срок исковой давности начинает течь заново, а время, прошедшее до указанного перерыва, в новый исковой срок не засчитывается.

Исходя из всего перечисленного на основании истечения срока исковой давности бухгалтер имеет право списать сумму дебиторской задолженности в бухгалтерском и налоговом учете не ранее чем по прошествии трех лет с даты последней сверки по этой задолженности (Письмо Минфина РФ от 10.07.2015 № 03‑03‑06/39756). Аналогичный вывод справедлив также и в части кредиторской задолженности, которую налоговые органы могут потребовать включить в состав прочих доходов. Между тем в отсутствие актов сверки и первичных документов невозможно сделать вывод о периоде возникновения задолженности и дате начала течения срока исковой давности (Постановление ФАС УО от 25.11.2010 № Ф09-7954/10‑С2). Отметим: вывод сделан в целях применения бухгалтерского и налогового законодательства в основном исходя из положений гражданского права.

Как провести сверку расчетов?

В ходе инвентаризации наличие кредиторской и дебиторской задолженностей должно быть подтверждено документами, например:

договором с поставщиком или заказчиком;

  • актом приемки-передачи выполненных работ, оказанных услуг, накладной на отгрузку материальных ценностей;
  • иными, в частности, платежными документами на перечисление аванса поставщику, не выполнившему своих обязательств, актом сверки задолженности.

В процессе инвентаризации составляются акты сверки, в которые вносятся данные о состоянии расчетов. Отраженные в акте суммы сверяются с данными бухгалтерского учета. После этого оформляется акт инвентаризации по всем расчетам, в котором указываются выявленные расхождения и суммы просроченных кредиторской и дебиторской задолженностей. Однако названный документ не является основанием для внесения в учет соответствующих изменений, ведь окончательное решение по результатам инвентаризации принимает руководитель (п. 5.4 Методических указаний). А потому бухгалтер вправе внести соответствующие изменения в бухгалтерский учет только после того, как будет издан приказ руководителя по результатам инвентаризации.

Обозначенные рекомендации можно с оговорками применить к сверке с контрагентами, которая проводится не только в ходе общей инвентаризации, но и в иных случаях.

Является ли акт сверки первичным документом?

Содержание факта хозяйственной жизни и величину его натурального и (или) денежного измерения (с указанием единиц измерения) для акта сверки проблематично установить, поскольку в нем отражаются расчеты по нескольким хозяйственным операциям, которые должны подтверждаться своей отдельной «первичкой». Акт сверки по своей сути больше напоминает обобщающий учетный регистр, составляемый двумя сторонами. Неспроста в перечне форм учетной документации, применяемой государственными и муниципальными учреждениями (Приказ Минфина РФ от 30.03.2015 № 52н), отсутствует акт сверки расчетов, что лишь подтверждает выраженную нами позицию.

В силу положений ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402‑ФЗ «О бухгалтерском учете» акт сверки взаимных расчетов не является документом первичного учета и не относится к документам бухгалтерской отчетности (Письмо Росприроднадзора от 17.02.2015 № ОД-06‑01‑26/2389).

Приведем примеры из арбитражной практики. В Постановлении АС ВВО от 18.07.2016 № Ф01-2768/2016 рассматривался спор о взыскании задолженности за проданный товар. Однако материалы дела не подтвердили возникновение такой задолженности. Товарные накладные ответчиком не подписаны (и, как следствие, не являются надлежаще оформленными); каких‑либо иных документов, свидетельствующих о поставке (перемещении) товара по указанным накладным, не представлено. Составленный в одностороннем порядке акт сверки взаимных расчетов без первичных документов, подтверждающих поставку товара, не доказывает получение этого товара.

Аналогичные выводы сделаны в Постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2013 № А19-11729/2012. Из акта инвентаризации расчетов с покупателями, справки о кредиторской задолженности, книг продаж, расшифровок дебиторской и кредиторской задолженности невозможно установить даты возникновения обязательств. Ссылки на счета-фактуры (являющиеся документами, необходимыми для налогового учета при исчислении НДС) в отсутствие первичных документов не подтверждают даты фактической реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Значит, рассматриваемый документ не является первичным, служащим основанием для отражения хозяйственной операции в учете автономного учреждения. Тем не менее это та бумага, которая служит для проведения «бухгалтерской» процедуры, в ходе которой обнаруживаются неучтенные или неправильно отраженные поставки (оплаты). На них составляются (исправляются) первичные подтверждающие их документы, в то время как акт сверки лишь выявил недочеты по отправлению и оформлению операций.

Как выглядит акт сверки?

Ниже покажем один из вариантов оформления акта сверки расчетов:

взаимных расчетов
за период с 01.08.2016 по 31.08.2016
между АУ «Центр социальных услуг»
и ООО «Коммерческое предприятие»
по договору от 01.02.2016 № 10

Автономное учреждение «Центр социальных услуг», именуемое в дальнейшем Покупатель, в лице руководителя Иванова А. С., действующего на основании Устава, и общество с ограниченной ответственностью «Коммерческое предприятие», именуемое в дальнейшем Поставщик, в лице директора Петрова М. В., действующего на основании Устава, составили настоящий акт сверки расчетов к договору поставки от 01.02.2016 № 10 о нижеследующем.

По данным Покупателя, руб.

По данным Поставщика, руб.

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.11.2009 по делу N А32-5990/2009 Акт сверки расчетов не является доказательством отсутствия задолженности перед истцом и не свидетельствует о зачете встречных однородных требований, поскольку из него не следует, в счет каких обязательств истца произведена оплата, и не позволяет определить суммы зачета взаимных требований сторон по конкретным договорам и лишь фиксирует на определенную дату объем денежных оборотов сторон.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

от 16 ноября 2009 г. по делу N А32-5990/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 10 ноября 2009 г.

Полный текст постановления изготовлен 16 ноября 2009 г.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Савенко Л.И., судей Белоусовой Л.В. и Леоновой О.В., при участии в судебном заседании от истца – муниципального предприятия “Благоустройство города“ – Селевко В.Н. (доверенность от 05.10.2009), от ответчика – муниципального предприятия “Армавиргортранс“ – Шнаховой С.М. (доверенность от 10.01.2009), рассмотрев кассационную жалобу муниципального предприятия “Армавиргортранс“ на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18.06.2009 (судья Савин Р.Ю.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2009 (судьи Пономарева И.В., Ванин

В.В., Баранова Ю.И.) по делу N А32-5990/2009, установил следующее.

Конкурсный управляющий муниципального предприятия “Благоустройство города“ обратился в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию “Армавиргортранс“ о взыскании 2 238 рублей 01 копейки задолженности по сделкам купли-продажи щебня, инертных материалов (гвозди, проволока, бутыль для воды), дизельного топлива и договора аренды от 10.04.2008 и 178 рублей 61 копейки процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 18.06.2009, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 07.09.2009, с муниципального предприятия “Армавиргортранс“ (далее – ответчик) в пользу муниципального предприятия “Благоустройство города“ (далее – истец) взыскано 2 065 рублей 79 копеек основной задолженности и 170 рублей 80 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами. Суды указали, что заявленные требования правомерны, размер задолженности подтвержден материалами дела. Расчет процентов проверен и признан арифметически неверным ввиду того, что истцом определен период начисления процентов без учета пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежным средствами“ от 08.10.1998 N 13/14. Имеющиеся в деле письма не могут быть оценены как заявления о зачете, так как в них не определены взаимные требования; к зачету могут быть предъявлены только обязательства с наступившим сроком исполнения. Доказательства

заявления ответчиком о зачете до подачи иска в суд не представлены. После предъявления иска зачет возможен только путем рассмотрения встречного иска. Зачет встречного однородного требования не допускается с даты возбуждения в отношении одной из его сторон дела о банкротстве. Акт сверки расчетов от 20.01.2009 не может свидетельствовать о наличии между сторонами отношений по зачету, так как из него не следует, в счет исполнения каких обязательств истца произведена оплата; не позволяет определить суммы зачета взаимных требований сторон по конкретным договорам и лишь фиксирует на определенную дату объем денежных оборотов сторон; не содержит сведений, что в выведенном конечном сальдо в пользу истца в сумме 30 126 рублей 65 копеек включена отыскиваемая сумма долга. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие соглашения сторон о зачете в счет исполнения обязательств по конкретным сделкам.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить принятые судебные акты, ссылаясь на то, что стороны зачли все требования по встречным однородным обязательствам до подачи иска в суд. Указанное обстоятельство подтверждено предоставленными в материалы дела письмами и актом сверки взаимных расчетов по состоянию на 01.12.2008, в котором выведено бесспорное сальдо в пользу истца в сумме 30 126 рублей 65 копеек. Расчеты за полученные товары ответчиком произведены с учетом судебных актов по делу N А32-25706/2008-69/315,

истец неосновательно требует оплаты той же суммы, которая значится в акте сверки от 20.01.2009. Поскольку сделки были заключены в феврале, апреле, июне 2008 года, процедура наблюдения введена 20.10.2007, а конкурсное производство – 29.04.2008, то к зачету подлежали текущие платежи. Требования по данному делу могут быть прекращены зачетом (пункт 2 статьи 5 и пункт 1 статьи 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“).

В судебном заседании стороны поддержали свои доводы.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и выслушав представителей сторон, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 22.10.2007 по делу N А32-15636/2007-60/420Б в отношении истца возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) и введена процедура наблюдения.

Во исполнение договора купли-продажи от 29.02.2008 истец в адрес ответчика поставил товар – 0,6 куб. м щебня, общей стоимостью 228 рублей 52 копейки, что подтверждается накладной от 29.02.2008 N 51, счетом от 07.02.2008 N 9 доверенностью от 28.02.2008 N 65 (т.1, л. д. 18 – 1).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 29.04.2008 по делу N А32-15636/2007-60/420Б в отношении истца открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Ростегаев С.А. (т.1, л. д. 50 – 52).

19 июня 2008 года во исполнение договора купли-продажи истцом в адрес

ответчика поставлено 2 кг “гвозди-120“, 0,4 кг “проволока-латунь“ и 2 штуки бутыли для воды общей стоимостью 703 рубля 28 копеек, что подтверждается накладной от 19.06.2008 N 250, счетом-фактурой от 19.06.2008 N 156, счетом от 19.06.2008 N 146 (т. 1, л. д. 28, 29, 32, 33).

31 июля 2008 года во исполнение договора купли-продажи истцом в адрес ответчика поставлено 22,7 л дизтоплива общей стоимостью 538 рублей 40 копеек, что подтверждается накладной от 31.07.2008 N 293, счетом-фактурой от 31.07.2008 N 214, счетом от 31.07.2008 N 165 и доверенностью от 07.07.2008 N 293/1 (т. 1, л. д. 34 – 39).

Во исполнение договора аренды транспортного средства от 08.04.2008 истец осуществил перевозку груза – кирпича в количестве 4,8 тонны ответчику в течение 1,5 часа на сумму 595 рублей 59 копеек, что подтверждается накладной от 08.04.2008 N 0000085, счет-фактурой от 30.04.2008 N 94, счетом от 30.04.2008 N 113 и актом выполненных работ от 30.04.2008 (т. 1, л. д. 23 – 27).

Указанные сделки были заключены устно, получение соответствующих товаров и услуг сторонами по делу не оспаривается. Поводом для обращения истца в арбитражный суд с иском послужило неисполнение ответчиком обязательств по указанным сделкам.

Удовлетворяя исковые требования в части взыскания 2 065 рублей 79 копеек суммы основного долга и процентов за

пользование чужими денежными средствами в размере 170 рублей 80 копеек, суды правомерно исходили из того, что материалами дела подтвержден факт нарушения ответчиком договорных обязательств по оплате поставленного товара и полученных услуг.

Выводы судебных инстанций соответствуют действующему законодательству (статьи 309, 310, 395, 432, 454, 455, 465, 486 Гражданского кодекса Российской Федерации), разъяснениям, содержащимся в пунктах 2, 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами“, и материалам дела.

Проверив расчет, суд определил сумму подлежащих взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 170 рублей 80 копеек. При этом суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из того, что истцом был ошибочно исчислен период начисления процентов без учета положений пункта 2 указанного совместного постановления Пленума.

Ответчик полагает, что между сторонами был произведен взаимозачет в соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суды указали, что

заявление о зачете взаимных требований не подписаны конкурсным управляющим, не содержат условий сделки, каковой является зачет, а именно: сведений о том, зачет каких требований будет производиться, отсутствуют суммы, номера накладных, сроки выполнения обязательств, сведения о договорах и иные квалифицирующие признаки, позволяющие определить требования, в отношении которых будет производиться зачет взаимных требований. В данных письмах истец только просит поставить продукцию, оказать услуги в счет взаимных расчетов. В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие наличие соглашения сторон о зачете в счет исполнения обязательств по конкретным сделкам. Однако по смыслу статьи 410 Кодекса в заявлении о зачете должны быть указаны конкретные обязательства, подлежащие зачету, а также размер засчитываемых сумм, если обязательства денежные. Без определения предмета данной односторонней сделки она не может считаться завершенной.

Суды также указали, что акт сверки расчетов от 20.01.2009 не является доказательством отсутствия задолженности перед истцом и не свидетельствует о зачете встречных однородных требований (т. 2, л. д. 101 – 102), поскольку из него не следует, в счет каких обязательств истца произведена оплата и не позволяет определить суммы зачета взаимных требований сторон по конкретным договорам и лишь фиксирует на определенную дату объем денежных оборотов сторон.

В нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик не предоставил доказательства выполнения обязательств в

части оплаты услуг надлежащим образом.

Руководствуясь статьями 284, 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18.06.2009 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2009 по делу N А32-5990/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Читайте также:  Заказчик (подрядчик) не вправе требовать от подрядчика (субподрядчика) уплаты неустойки или процентов за пользование денежными
Ссылка на основную публикацию