Возмещение убытков по агентскому договору

Возмещение убытков по агентскому договору

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

“Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!”

Обзор документа

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 октября 2014 г. N Ф04-10714/14 по делу N А46-15228/2013 (ключевые темы: агентский договор – вода – условия договора – водоснабжение – взыскание убытков)

г. Тюмень
17 октября 2014 г.Дело N А46-15228/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 14 октября 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объёме 17 октября 2014 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Туленковой Л.В.,

судей Лаптева Н.В.,

при протоколировании судебного заседания с использованием средств аудиофиксации, рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества “Омскоблводопровод” на постановление от 28.07.2014 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Глухих А.Н., Верёвкин А.В., Грязникова А.С.) по делу N А46-15228/2013 по иску открытого акционерного общества “Омскоблводопровод” (644520, Омская область, Омский район, село Троицкое, улица Дорстрой, 8, ОГРН 1045553004430, ИНН 5528022202) к администрации Тумановского сельского поселения Москаленского муниципального района Омской области (646074, Омская область, Москаленский район, село Тумановка, улица Центральная, 32, ОГРН 1055539006830, ИНН 5521007526) о взыскании убытков.

В судебном в заседании участвовал представитель открытого акционерного общества “Омскоблводопровод” Мещеряков С.А. по доверенности от 23.10.2013.

открытое акционерное общество “Омскоблводопровод” (далее – Общество) обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к администрации Тумановского сельского поселения Москаленского муниципального района Омской области (далее – Администрация) о взыскании 54 007 рублей 96 копеек убытков по агентскому договору от 15.03.2013 N 16ПР-2013.

Решением от 13.05.2014 Арбитражного суда Омской области (судья Гущин А.И.) исковые требования удовлетворены. С Администрации в пользу Общества взыскано 54 007 рублей 96 копеек убытков.

Постановлением от 28.07.2014 Восьмого арбитражного апелляционного суда указанное решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе, доводы которой поддержаны представителем в судебном заседании, Общество просит постановление апелляционного суда от 28.07.2014 отменить, решение суда первой инстанции от 13.05.2014 оставить в силе, ссылаясь на неправильное применение норм материального права и неправильное истолкование закона.

В обоснование кассационной жалобы заявитель приводит следующие доводы: выводы суда апелляционной инстанции о ничтожности агентского договора ошибочны, поскольку пункт 3 статьи 1007 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), по мнению заявителя, не применим к спорным правоотношениям; обязанность ответчика возместить разницу в объёме потреблённой воды по договору купли-продажи воды от 15.03.2013 N 15-0252 предусмотрена пунктом 3.5 агентского договора.

Отзыв на кассационную жалобу суду не представлен.

Проверив в соответствии со статьями 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Из материалов дела следует, что между Обществом (водоснабжающая организация) и Администрацией (абонент) заключён договор купли-продажи воды от 15.03.2013 N 15-0252 (далее – договор водоснабжения), предметом которого является отпуск воды водоснабжающей организацией из Любино-Исилькульского группового водопровода в водопроводную сеть абонента: по вводу N 1: труба д – 110 мм материал – п/э (объекты: село Тумановка, село Виноградовка Москаленского района Омской области); по вводу N 2: труба д – 100 мм материал – чугун (объект: село Красный Цвет Москаленского района Омской области) в соответствии со схемами подключения (приложение N 1 лист 1, 2) и актами разграничения эксплуатационной ответственности (приложение N 2 лист 1, 2), согласно выданным водоснабжающей организацией техническим условиям в объёме, установленном лимитом подачи воды (приложение N 3).

Одновременно между Обществом (агент) и Администрацией (принципал) подписан агентский договор от 15.03.2013 N 16ПР/2013 (далее – агентский договор), по условиям которого принципал поручает, а агент обязуется совершить от своего имени, но за счёт принципала в населённых пунктах Тумановского поселения Москаленского муниципального района Омской области: село Красный Цвет, село Тумановка, следующие фактические и юридические действия: осуществление договорной работы с абонентами водоснабжения, осуществление технического сопровождения водоснабжения, осуществление абонентской работы, а также правовые услуги в соответствии с условиями договора.

Ежемесячно (до 20 числа следующего за отчётным периодом месяца) предоставлять на согласование принципалу отчёт о начислениях за воду абонентам населённых пунктов, указанных в пункте 1.1 настоящего договора (пункт 2.3.4).

Пунктом 3.5 договора определено, что принципал обязан возмещать агенту понесённые убытки от реализации воды, равные разнице между фактически отпущенным объёмом воды в соответствии с условиями договора водоснабжения и объёмом воды, начисленным населению и юридическим лицам населённых пунктов, согласно показаний индивидуальных приборов учёта воды и нормативов водопотребления по тарифу, утверждённому Региональной энергетической комиссией Омской области.

Указанные в пункте 3.5 убытки возмещаются агенту ежемесячно не позднее 25 числа месяца, следующего за расчётным, на основании счёта-фактуры и акта выполненных работ (пункт 3.6).

Истец, ссылаясь на неисполнение ответчиком обязанности, установленной пунктом 3.5 агентского договора, обратился в суд с настоящим иском о взыскании убытков по агентскому договору.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, ссылаясь на статьи 309, 310, 421, 422, 1005, 1008 ГК РФ, исходил из доказанности факта оказания истцом услуг, согласованных в агентском договоре (отчёты по исполнению агентского договора подписаны без замечаний), наличия у ответчика обязанности по оплате убытков от реализации воды и отсутствия доказательств погашения возникшей задолженности.

Отменяя указанное решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о ничтожности агентского договора ввиду того, что договор заключён на условиях, ограничивающих агента в оказании услуг исключительно получателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на определённой в договоре территории (часть 3 статьи 1007 ГК РФ).

Суд кассационной инстанции считает, что судом апелляционной инстанции по существу спор разрешён правильно, однако вывод суд о ничтожности агентского договора основан на неправильном применении норм материального права.

В силу статей 167, 168 ГК РФ в редакции, действовавшей в спорный период, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна и не влечёт юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения.

Недействительность части сделки не влечёт недействительности прочих её частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной её части (статья 180 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счёт принципала либо от имени и за счёт принципала.

По сделке, совершённой агентом с третьим лицом от своего имени и за счёт принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

По сделке, совершённой агентом с третьим лицом от имени и за счёт принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Из содержания указанной нормы следует, что агентирование может быть построено с использованием либо модели договора поручения (если агент действует от имени принципала), либо модели договора комиссии (если агент действует от собственного имени), характеризующих способ участия агента в отношениях с третьими лицами.

Предметом агентского договора фактически является оказание посреднических услуг, из агентского договора вытекает обязанность агента выполнить поручение принципала в чётком соответствии с его указаниями, содержащимися в условиях договора.

Исходя из условий заключённого между сторонами агентского договора следует, что принципал даёт поручение агенту совершать от имени агента, но за счёт принципала юридические и фактические действия, а именно: осуществление договорной работы с абонентами водоснабжения, осуществление технического сопровождения водоснабжения, осуществление абонентской работы, а также правовые услуги в соответствии с условиями договора (раздел 1 агентского договора: предмет договора).

Предъявляя исковые требования, истец сослался на пункт 3.5 агентского договора, устанавливающий обязанность принципала возмещать агенту понесённые убытки от реализации воды, равные разнице между фактически отпущенным объёмом воды в соответствии с условиями договора водоснабжения и объёмом воды, начисленным населению и юридическим лицам населённых пунктов, согласно показаний индивидуальных приборов учёта воды и нормативов водопотребления по тарифу, утверждённому Региональной энергетической комиссией Омской области.

Суд кассационной инстанции, сопоставив спорный пункт агентского договора (пункт 3.5) существу природы договора агентирования, пришёл к выводу о противоречии указанного пункта агентского договора нормам статьи 1005 ГК РФ.

Смысл агентского договора (статья 1105 ГК РФ) в том, что деятельность, осуществляемая агентом по поручению и в интересах принципала, порождает имущественные последствия именно для принципала.

Исходя из смысла агентского договора (пункт 1.1) агент осуществляет договорную и фактическую поддержку принципала, а не регулирует их отношения как ресурсоснабжающей организации и абонента.

Между тем пункт 3.5 агентского договора возлагает на принципала обязанность по возмещению убытков, возникших в результате исполнения непосредственно Администрацией обязанностей по договору купли-продажи воды от 15.03.2013 N 15-0252.

В рамках агентского договора истец не оказывает ответчику услуги по водоснабжению. В связи с чем, данное условие (пункт 3.5) направлено на изменение предмета заключённого между сторонами договора агентирования.

В силу изложенного, спорный пункт агентского договора (пункт 3.5), устанавливающий обязательства принципала по возмещению агенту убытков от реализации воды, является недействительным (ничтожным) на основании статей 168, 180 ГК РФ, как противоречащий нормам главы 52 ГК РФ.

Факт признания ничтожным пункта 3.5 агентского договора не порождает обязанности Администрации выплатить убытки, связанные с предоставлением услуг по водоснабжению.

В связи с этим, в удовлетворении иска судом апелляционной инстанции отказано правильно.

Признавая агентский договор в целом недействительным ввиду наличия условий, ограничивающих агента в оказании услуг исключительно получателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на определённой в договоре территории (пункт 3 статьи 1007 ГК РФ), апелляционный суд не учёл следующее.

Согласно пункту 1 статьи 1007 ГК РФ агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определённой в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора.

Агентским договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре (пункт 2 статьи 1107 ГК РФ).

В силу пункта 3 статьи 1107 ГК РФ условия агентского договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определённой категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на определенной в договоре территории, являются ничтожными.

Из смысла статьи 1007 ГК РФ не следует запрет агенту определять в договоре территорию для осуществления своей самостоятельной деятельности.

Суд апелляционной инстанции, применив пункт 3 статьи 1007 ГК РФ, не обосновал, по каким критериям установленную в договоре территорию следует относить к особой территории. Само по себе указание отдельных названий поселений не может являться достаточным основанием для применения пункта 3 статьи 1107 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что условия агентского договора в части определения предмета договора (территории) не вступают в противоречие с нормой статьи 1107 ГК РФ. В связи с чем, оснований для признания ничтожным агентского договора в целом у суда не имелось.

Ошибочные выводы апелляционного суда о недействительности агентского договора в целом не привели к принятию незаконного судебного акта.

В силу статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Суд кассационной инстанции с учётом вышеизложенной оценки выводов суда апелляционной инстанции не находит оснований для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта (статья 288 АПК РФ).

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьёй 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановление от 28.07.2014 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А46-15228/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

ПредседательствующийЛ.В. Туленкова
СудьиН.В. Лаптев
А.В. Сидорова

Обзор документа

По агентскому договору агент (водоснабжающая организация) обязался совершать от своего имени, но за счет принципала (абонента по договору купли-продажи воды) в конкретных населенных пунктах определенные действия. А именно: договорную работу с абонентами водоснабжения, техническое сопровождение водоснабжения, абонентскую работу, а также правовые услуги. При этом принципал обязан возмещать агенту убытки от реализации воды (разницу между фактически отпущенным объемом и объемом, начисленным населению и юрлицам соответствующих населенных пунктов).

Апелляционная инстанция признала агентский договор ничтожным, поскольку он заключен на условиях, ограничивающих агента в оказании услуг исключительно получателям (заказчикам), находящимся или проживающим на определенной в договоре территории.

Но суд округа решил, что оснований для признания ничтожным всего договора не имелось. Ничтожно только условие, обязывающее принципала возмещать агенту убытки от реализации воды.

Агентирование может быть построено с использованием либо модели договора поручения (агент действует от имени принципала), либо модели договора комиссии (агент действует от своего имени).

Предметом агентского договора фактически является оказание посреднических услуг.

Смысл агентского договора в том, что деятельность, осуществляемая агентом по поручению и в интересах принципала, порождает имущественные последствия именно для принципала.

В рамках агентского договора агент осуществляет договорную и фактическую поддержку принципала, а не оказывает ему услуги по водоснабжению. Между тем договор обязывает принципала возмещать убытки, возникшие в результате исполнения агентом обязанностей по договору купли-продажи воды. Данное условие направлено на изменение предмета агентского договора. Оно противоречит существу агентирования.

На основании ГК РФ условия договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно лицам, находящимся или проживающим на определенной в договоре территории, ничтожны. Но из этого не следует запрет агенту определять в договоре территорию для осуществления своей самостоятельной деятельности. Само по себе указание отдельных названий поселений не может являться достаточным основанием для применения указанной нормы ГК РФ.

Читайте также:  Заказчик может предъявлять требования к субподрядчику, когда между ними с согласия генерального подрядчика заключен договор

ВС РФ не дал агенту взыскать с подрядчика убытки, понесенные и взысканные с него принципалом

Агент во исполнение обязательств по агентскому договору привлек подрядчика для выполнения работ по заданию принципала. Принципал обнаружил недостатки в выполненной работе и взыскал убытки с агента в третейском суде. Агент, в свою очередь, решил взыскать выплаченную принципалу сумму с подрядчика. Однако ВС РФ не нашел оснований для удовлетворения требований.

Реквизиты судебного акта

ЗАО «Южное горно-строительное управление»

Суть дела

ПАО «Русолово» (агент) и ОАО «Оловянная рудная компания» (принципал) 29.09.2015 заключили агентский договор, по условиям которого агент принял на себя обязательство за вознаграждение от своего имени и за счет принципала (либо от имени и за счет принципала) заключить договор подряда на горнопроходческие и добычные работы на руднике «Молодежный».

Через месяц ПАО «Русолово» (заказчик) и ЗАО «Южное горно-строительное управление» (подрядчик) заключили договор подряда от 27.10.2015, согласно которому подрядчик принял на себя обязательства в установленный договором срок выполнить предусмотренные техническим заданием горнопроходческие и добычные работы на руднике «Молодежный», а заказчик обязался принять результаты работ и оплатить их в соответствии с условиями договора.

В дальнейшем заказчик в одностороннем порядке с 23.06.2016 отказался от исполнения договора подряда от 27.10.2015, а с 24.06.2016 заключил с ЗАО «Южное горно-строительное управление» новый договор подряда на выполнение тех же работ на том же объекте.

ОАО «Оловянная рудная компания» обратилось в Фондовый арбитражный третейский суд, решением которого от 14.04.2017 по делу № 34/477001-2017 с ПАО «Русолово» взыскано 19,5 млн руб. расходов, понесенных в связи с устранением недостатков в работе, выполненной ненадлежащим образом, а также взыскан третейский сбор в размере около 120 000 руб. Платежным поручением от 15.05.2017 ПАО «Русолово» перечислило ОАО «Оловянная рудная компания» 19,6 млн руб.

После этого ПАО «Русолово», ссылаясь на положения ст. 15, 309, 310, 393 ГК РФ, обратилось в суд с требованием о взыскании с подрядчика убытков (реального ущерба) в сумме требований, удовлетворенных третейским судом, указывая на то, что причинение убытков явилось следствием нарушения ЗАО «Южное горно-строительное управление» договорных обязательств.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он исходил из недоказанности совокупности обстоятельств, необходимых для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.

Суд исходил из того, что ответчик не являлся стороной агентского договора, его действие не распространяется на ответчика и не влечет для него возникновение прав и обязанностей. Кроме того, сославшись на положения ст. 720, 723 ГК РФ, суд указал на то, что утверждение ПАО «Русолово» о выполнении подрядчиком работ с нарушением требований к качеству не доказано. В договорах подряда не содержится условий о качестве работ, а законом и договорами подряда установлена ответственность подрядчика при обнаружении заказчиком отступлений при выполнении работ от условий договора либо при возникновении иных недостатков.

Суд апелляционной инстанции отменил решение первой инстанции и удовлетворил иск. Он подтвердил обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что лица, участвующие в деле, являлись сторонами самостоятельных договоров. Вместе с тем он пришел к выводу об осведомленности ответчика о выполнении работ для третьего лица и, следовательно, о взаимосвязи агентского договора и договоров подряда, в соответствии с условиями которых на ответчика может быть возложена ответственность в виде взыскания убытков. Взыскание с ПАО «Русолово» убытков по решению третейского суда, размер которых подтвержден ОАО «Оловянная рудная компания», стало следствием выполнения работ подрядчиком с отступлением от проектных решений, несоблюдения им ГОСТов.

Суд округа согласился с выводами апелляции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты апелляции и первой кассации, оставив в силе решение первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Под убытками в виде реального ущерба понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (п. 2 ст. 15 ГК РФ, абз. 2 п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 7). Право на возмещение убытков возникает у кредитора как из нарушения договорного обязательства (ст. 393 ГК РФ), так и из деликтного обязательства (ст. 1064 ГК РФ).

Истец заявил требования о возмещении убытков в виде реального ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением подрядчиком обязательств по договорам подряда. Как следует из разъяснений, приведенных в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ № 7, по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

Из условий договора подряда (с учетом приложений к нему) следует, что основной обязанностью ответчика являлось выполнение горнопроходческих и добычных работ в объеме не менее 300 погонных метров в месяц и 3800 погонных метров в 2016 г. Именно за невыполнение работ в указанном объеме по вине подрядчика, повлекшее остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по переработке добытой подрядчиком руды, устанавливалась ответственность ПАО «Русолово» по агентскому договору.

При этом в журнале маркшейдерских указаний не содержится записей, свидетельствующих о невыполнении подрядчиком объема горной выработки, но отражена необходимость срочного выполнения вспомогательных работ — крепления горной выработки в связи с самопроизвольным обрушением породы. Из решения третейского суда усматривается, что убытки ОАО «Оловянная рудная компания» возникли в связи с частичным демонтажом аварийной конструкции портала наклонного съезда, строительством нового портала и засыпкой грунтом открытого пространства без возможности извлечения возвратных материалов.

В обоснование наличия и размера реального ущерба истец представил в материалы дела документы ОАО «Оловянная рудная компания», положенные в основу решения, принятого третейским судом. Вместе с тем указанные доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве и не имел возможности заявить свои возражения относительно возникновения у ОАО «Оловянная рудная компания» ущерба по вине подрядчика, а также обоснованности таких расходов.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что истцом не доказано ненадлежащее исполнение договорных обязательств, невыполнение ЗАО «Южное горно-строительное управление» плановых показателей проходки (их объема), предусмотренных договорами подряда, невозможность использования результата выполненных подрядчиком работ по назначению, а также факт остановки работы обогатительной фабрики и технологического процесса переработки руды по вине ответчика, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Возмещение убытков по агентскому договору

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении агентских договоров

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении агентских договоров

Специфика агентского договора заключается в соединении в нем элементов посреднических договоров (договора поручения и комиссии), а кроме того, он может строиться и по модели договоров поручения, и по модели договоров комиссии, допускает совершение не только юридических, но и фактических действий.

По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала (п.1 ст.1005 ГК РФ).

Существенным условием договора является его предмет: юридические и (или) фактические действия, которые агент или субагент должен совершить по поручению принципала или агента.

Агентский (субагентский) договор является возмездным (ст.1006 ГК РФ). В случае если в договоре отсутствует условие о размере агентского вознаграждения, такой размер определяется в соответствии с п.3 ст.424 ГК РФ. При отсутствии в договоре условий о порядке уплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачивать вознаграждение в течение недели с момента представления ему агентом отчета за прошедший период, если из существа договора или обычаев делового оборота не вытекает иной порядок уплаты вознаграждения.

Агентский договор может предусматривать ограничения прав принципала и агента. Ст.1007 ГК РФ выделяет такие ограничения, как:

– обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора.

– обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре.

Условия агентского договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на определенной в договоре территории, являются ничтожными.

Принципал обязан заплатить вознаграждение в соответствии с договором, возместить расходы агента по исполнении поручения и принять исполнение.

В свою очередь агент обязан выполнять поручение принципала в соответствии с условиями договора, своевременно представлять принципалу отчеты (включая финансовые). Согласно ст.1008 ГК РФ агент обязан отчитываться перед принципалом в порядке и сроки, которые предусмотрены договором. При отсутствии в договоре соответствующих условий агент должен представлять отчет по мере исполнения им договора либо по окончании действия договора. При этом, по общему правилу, к отчету агента должны быть приложены необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет принципала (п.п.1, 2 ст.1008 ГК РФ). Выполнять поручение принципала необходимо лично, при этом в случае привлечения субагента ответственным остается агент.

Отчет агента считается принятым, если принципал не сообщил агенту о своих возражениях по нему в течение 30 дней со дня получения отчета, если соглашением сторон не установлен иной срок (п.3 ст.1008 ГК РФ).

Субагент может действовать от своего имени или от имени агента, если это предусмотрено договором субагентирования, а также от имени принципала, но только в том случае, если по условиям агентского договора агент действует от имени принципала и последним была выдана доверенность с правом передоверия по правилам п.1 ст.187 ГК РФ (п.2 ст.1009 ГК РФ).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских договоров, а именно:

– Признание договора незаключенным/недействительным;

– Полная или частичная невыплата агентского вознаграждения;

– Условие об ограничении агентским договором прав принципала и агента;

– Отступление от указаний принципала;

– Расходы на выполнение поручений принципала;

– Пределы ответственности агента;

– Обязательства по договору исполнены не полностью или частично одной из сторон;

– Односторонний отказ от исполнения договора.

II. Выводы судов по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских договоров

1. Признание договора незаключенным/недействительным

1.1. Постановление ФАС Московского округа от 21.02.2013 по делу N А41-46690/11

Исковые требования:

Общество с ограниченной ответственностью “ХИЛВУД” обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Сорел Инвест” о взыскании основного долга по агентскому договору и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение суда:

Суд отменил решение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении первоначально заявленных исковых требований в полном объеме и отказе в удовлетворении встречных исковых требований.

Позиция суда:

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что агентский договор является незаключенным на основании ст.ст.432, 1005 ГК РФ в связи с отсутствием между сторонами соглашения по существенным условиям договора (несогласование условия, а именно в отношении каких свободных площадей агент должен совершать действия по поиску потенциальных арендаторов), основан на неправильном толковании норм материального права и сделан без учета заключенного между ООО “Сорел Инвест” и ООО “Спортмастер” договора аренды нежилых помещений, принадлежащих ответчику, а также имеющейся в материалах дела переписки сторон и наличия свидетельских показаний.

Как следует из материалов дела, 08.11.2010 между ООО “ХИЛВУД” (Агент) и ООО “Сорел Инвест” (Принципал) заключен агентский договор по условиям которого Агент за определенное договором вознаграждение обязуется от имени и за счет Принципала совершать действия по поиску арендаторов на свободные нежилые помещения для заключения договоров аренды с Принципалом (п.п.2.1, 3.1.5 договора).

В соответствии с п.1.6 под понятием “Свободные площади” в договоре указаны площади, находящиеся на объекте, не занятые другими арендаторами, имуществом арендаторов и/или Принципала, предназначенные для сдачи в аренду, определяются Принципалом.

Вместе с тем достижение соглашения относительно коммерческих условий аренды и указание свободных площадей не является обязательным для сторон агентского договора.

Поскольку в силу п.4.1.5 Агент не имеет права заключать договоры от имени Принципала, то наличие либо отсутствие обоюдно согласованных между Агентом и Принципалом условий о согласовании свободных площадей не может влиять на возможность заключения договора аренды между Принципалом и Арендатором.

1.2. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.10.2013 по делу N А56-47233/2012

Исковые требования:

Общество с ограниченной ответственностью “2К Недвижимость-Деловые Консультации” обратилось в суд с иском (с учетом уточнения заявленных требований в порядке ст.49 АПК РФ) к закрытому акционерному обществу “Балтийская жемчужина”, в котором просило:

– признать ничтожной часть п.4.4 агентского договора следующего содержания: “4.4. Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора.”;

– признать ничтожной часть второго предложения п.4.10 Договора (в редакции дополнительного соглашения от 22.12.2010 N 2) следующего содержания: “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение Агентского вознаграждения”;

– взыскать 6027982 руб.

Решение суда:

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил частично: п.4.4 договора признал недействительным в части условия о выплате агентского вознаграждения в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора, в остальной части иска отказал.

Читайте также:  Просрочка выполнения работ по договору подряда возникла вследствие увеличения заказчиком объема дополнительных работ

Позиция суда:

Признавая недействительным п.4.4 Договора в части предложения: “Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора”, суд первой инстанции исходил из того, что указанное в нем условие противоречит ст.157 и п.1 ст.1005 ГК РФ и расходится с толкованием применения данных норм, содержащимся в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.03.2012 N ВАС-17519/11. Суд отказал в признании недействительным п.4.10 Договора в части предложения “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение Агентского вознаграждения”, сделав на основании ст.431 ГК РФ вывод о том, что указанное предложение следует рассматривать в контексте всего содержания п.4.10 Договора, которым установлена причинно-следственная связь между конкретными действиями сторон, сроками этих действий и возможностью утраты права на получение агентского вознаграждения, в связи с чем посчитал иск в данной части необоснованным. Кроме того, суд пришел к выводу, что размер агентского вознаграждения не может быть определен исходя из условий Договора.

Как пояснил суд, из условий п.п.1.1, 1.4 и 2.2 Договора следует, что ООО “2К Недвижимость” взяло на себя обязанности по поиску не просто потенциальных инвесторов, но конкретных лиц, готовых заключить договор на участие в проекте. В п.4.1 Договора стороны установили, что агентское вознаграждение рассчитывается как процент от величины арендной платы, получаемой ЗАО “Балтийская жемчужина” по договору субаренды земельного участка. Более того, в п.4.3 Договора указывается на возможность заключения иного договора для использования конкретных участков, при заключении которого также выплачивается вознаграждение. На возникновение обязанности выплатить вознаграждение только при условии заключения договора указывают и п.п.2.2.5, 4.6 и 4.7 Договора, при этом в силу п.2.2.3 ежемесячные отчеты не могут заменить агентский отчет, так как они прямо названы информационными.

При указанных обстоятельствах следует признать, что суд первой инстанции сделал законный и обоснованный вывод о том, что предметом Договора являлись действия агента по поиску конкретных арендаторов для заключения договора аренды и условие о сумме оплаты его услуг 1% от стоимости договора, но не более суммы, указанной в приложении N 1 к Договору, поставлено в зависимость от заключения договоров на использование земельных участков, следовательно, оснований считать такое условие ничтожным по мотиву безвозмездности не имеется.

Таким образом, факт признания ничтожным п.4.4 Договора как не соответствующего требованиям ст.157 и ст.1006 ГК РФ, не порождает обязанности ЗАО “Балтийская жемчужина” выплатить вознаграждение, выплата которого поставлена в зависимость от достижения конкретного результата – заключения договора субаренды либо иного договора на использование конкретного участка (лота), а не только от действий третьих лиц по исполнению уже заключенных договоров.

Поскольку, как установлено судами обеих инстанций, договоры на использование земельных участков в период действия Договора не были и не могли быть заключены, так как все инвесторы, подобранные истцом, не выразили желания подписать какие-либо договоры с ЗАО “Балтийская жемчужина”, то есть цель агентирования достигнута не была, оснований для отмены решения суда первой инстанции и переоценки обстоятельств дела у суда апелляционной инстанции не имелось.

Примечание:

Определением ВАС РФ от 28.11.2013 N ВАС-17299/1 суд отказал в передаче дела N А56-47233/2012 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

Как указал суд, признавая недействительным п.4.4 договора в указанной заявителем части, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность принципала по оплате услуг агента поставлена в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят, что противоречит ст.157 и п.1 ст.1105 ГК РФ.

1.3. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11704/12 по делу N А40-142420/10-15-1174

Исковые требования:

Федеральное государственное учреждение “Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм” обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Экран века” и обществу с ограниченной ответственностью “ТРИСТ” о признании недействительным (ничтожным) агентского договора.

Решение суда:

Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и удовлетворил заявленное требование.

Позиция суда:

Как разъяснил суд, принципал не мог заключать агентский договор на предусмотренных в нем условиях распоряжения авторским правом, поэтому требование истца о признании его ничтожным в соответствии со ст.168 ГК РФ подлежало удовлетворению.

При рассмотрении Федеральным арбитражным судом Московского округа дел N КА-А40/192-99 , КА-А40/3609-99 , КА-А40/3158-99 с участием Гостелерадиофонда суд с учетом толкования и применения п.5 постановления N 1232 признал, что Гостелерадиофонд, как обладатель исключительных авторских прав, вправе самостоятельно решать вопросы предоставления фондовых материалов пользователям путем заключения договоров в соответствии с Законом РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

В деле имеются также доказательства, что общество “Экран века” признавало правомочия Гостелерадиофонда по распоряжению принадлежащими Российской Федерации исключительными правами на аудиовизуальные произведения, указанные в договоре о совместной деятельности, подписанном 14.02.95 Гостелерадиофондом и обществом “Экран века”.

Следовательно, вывод судов о незаинтересованности Гостелерадиофонда в оспаривании агентского договора, по которому принципал разрешал агенту распоряжаться авторскими правами на произведения, право распоряжения которыми принадлежит Гостелерадиофонду, противоречит имеющимся в деле доказательствам и не основан на нормах права.

Кроме того, суды не исследовали вопросы действительности агентского договора и соответствия договора о совместной деятельности и дополнительного соглашения к нему, на которые ссылался принципал как на основание распоряжения правами на произведения, действующему законодательству.

Между тем договор о совместной деятельности (п.1.1) предусматривал объединение финансовых, технических средств и творческого потенциала для создания телепродукции различного вида. Дополнительное соглашение к нему от 22.09.95 не уточняло предмет договора и не могло быть признано авторским договором, по которому от телерадиокомпании “Останкино” к обществу “Экран века” передавались исключительные права на спорные произведения, созданные ранее, поскольку не соответствовало требованиям ст.ст.30, 31 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

Соглашение не содержало условий о передаче имущественных прав на произведения: в нем предусматривалось “делегирование прав”. Условий о передаче исключительных прав также не содержалось. Однако права, передаваемые по авторскому договору, считаются неисключительными, если в договоре не предусмотрено иное (п.4 ст.30 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”). Вопреки требованиям п.4 ст.31 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах” в договоре о совместной деятельности не было прямо предусмотрено, что права, переданные по этому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам.

Кроме того, после ликвидации телерадиокомпании “Останкино” договор о совместной деятельности был прекращен, что обществом “Экран века” признано и нашло отражение в протоколе от 18.01.2007, подписанном сторонами по делу.

Примечание:

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11704/12 по делу N А40-142420/10-15-1174 содержит указание на возможность пересмотра по новым обстоятельствам на основании п.5 ч.3 ст.311 АПК РФ вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами.

2. Полная или частичная невыплата агентского вознаграждения

2.1. Постановление ФАС Московского округа от 25.07.2013 по делу N А41-50915/12

Исковые требования:

ООО “Коськово” обратилось в суд с исковым заявлением к ООО “ГУД ВУД” о взыскании задолженности.

Решение суда:

Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Позиция суда:

Ответственность агента по агентскому договору

Что такое агентский договор?

Агентский договор — это соглашение, заключаемое между агентом и принципалом. В соответствии с ним исполнитель обязуется совершать определенные действия от своего имени, но за счет заказчика либо от имени и за денежные средства принципала (п. 1 ст. 1005 ГК РФ).

При совершении сделки от своего имени с третьим лицом агент приобретает права и обязанности, даже если принципал принимает в этой сделке непосредственное участие. Если же сделка с другой стороной производится от имени принципала, ответственность за ее завершение несет он.

Приведем примеры, когда заключаются агентские договоры:

Вариант 1 : авиакомпания заключила агентское соглашение с турфирмой. Последняя обязуется продавать авиабилеты от своего имени. Клиент покупает билет, на нем указано название авиаперевозчика, но фактически за исполнение обязательств перед ним отвечает турагентство.

Вариант 2 : таксопарк оформляет договор с водителем. Агентом является таксопарк, т. к. продает водительские услуги, оставляя себе вознаграждение в размере 5% от каждой заявки. В сделке водитель участвует, но в связи с тем, что он действует от имени таксопарка, нести ответственность перед клиентами будет последний.

О порядке выплаты вознаграждения по агентскому договору читайте здесь.

Об основаниях и последствих прекращения агентского договора мы рассказали в этой статье.

Содержание агентского договора

Агентское соглашение в обязательном порядке должно содержать права и обязанности, а также ответственность сторон. Она оговаривается в индивидуальном порядке.

В этот пункт документа может входить следующее:

  • обязательства по возмещению убытков и выплате компенсации пострадавшей стороне;
  • возможность расторжения в одностороннем порядке вследствие недобросовестного исполнения условий контракта;
  • штрафные санкции, применяющиеся к стороне, не выполнившей обязательства.

ВАЖНО! Уплата штрафа или иной компенсации не освобождает агента от исполнения обязательств, за исключением случая, когда заказчик сам ходатайствует о прекращении действия договора. Также в договоре может быть предусмотрен раздел о расторжении по соглашению сторон: в каких случаях это возможно, в каком порядке производится, когда прекращается его действие.

Ответственность агента

Если с ответственностью принципала всё понятно (он обязуется обеспечивать исполнителя всеми средствами для исполнения обязательств и вовремя уплачивать вознаграждение), то ответственность по агентскому договору самого агента вызывает немало вопросов.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств регулируется ГК РФ:

Если принципал понес убытки в результате неправильных действий агента, тот обязан возместить неустойку за каждый день просрочки

Ответственность наступает при наличии вины агента. Отсутствие умысла доказывает лицо, нарушившее обязательства

Законодательство позволяет сторонам самостоятельно устанавливать ответственность по обязательствам, но она должна быть указана в договоре между принципалом и агентом. Последний при невыполнении своих обязанностей отвечает перед третьими лицами, если действует от собственного имени.

Турфирма заключила договор с авиакомпанией, согласно которому должна действовать от своего имени при продаже билетов. Клиент покупает билет на рейс, но в указанную дату самолет не вылетает, происходит задержка на 24 часа. Впоследствии клиент обратился в турфирму с претензией и ходатайством о выплате компенсации в размере 10 тыс. руб. за моральный вред.

Здесь перед клиентом будет отвечать турфирма, но впоследствии она может истребовать понесенные убытки с перевозчика, т. к. именно в результате его действий был причинен ущерб.

Уголовная ответственность агента

В некоторых случаях возможно привлечение к ответственности по УК РФ. Сюда относится хищение имущества принципала, сопряженное со злоупотреблением доверием, присвоение или растрата его имущества, разглашение коммерческой тайны и т. д.

Приведем пример, когда помимо гражданско-правовой наступает и уголовная ответственность:

Между банком и агентством брокеров было заключено агентское соглашение, согласно которому исполнитель обязуется привлекать клиентов для оформления займов, вести отчетность, проводить масштабные рекламные кампании, консультировать по коммерческим и правовым вопросам. Агентству были переданы копии внутренних документов финансового учреждения, требующиеся для осуществления обязанностей и представляющие коммерческую тайну.

Впоследствии учредитель агентства с целью получения прибыли продал информацию другому банку. Данное деяние квалифицируется по ч. 3 ст. 183 УК РФ.

Можно ли обойтись без суда?

Если деяние агента не содержит состава преступления и договором предусмотрена возможность досудебного урегулирования разногласий, стороны могут разрешить проблему мирно: агент компенсирует заказчику всю сумму ущерба, а также уплачивает штраф (если штрафные санкции предусмотрены).

Рассмотрим пример, когда принципалу и исполнителю удается решить проблему мирным путем:

Между страховой компанией и банком было оформлено агентское соглашение, в соответствии с которым последний обязуется продавать гражданам полисы, вести отчетность и перечислять принципалу страховые премии по каждому заключенному договору.

Агент нарушил обязательство по перечислению страховых премий, что было обнаружено заказчиком. После предъявления письменного требования банку пришлось выплатить премии и дополнительно 0,1% от суммы задолженности за каждый день просрочки на расчетный счет принципала.

После исполнения агентом обязательств и уплаты пени действие договора не прекратилось.

Итоги

По агентскому договору агент несет материальную (гражданско-правовую ответственность), но при серьезных нарушениях к нему могут быть применены санкции согласно УК РФ. В большинстве случаев неисполнение обязательств не влечет прекращения действия договора, а спорные ситуации удается урегулировать без судебных разбирательств.

Агентский договор: налоговый и бухгалтерский учет

Материалы подготовлены группой консультантов-методологов ЗАО “BKR-Интерком-Аудит”

3. Посредническая деятельность

Правовые основы агентского договора.

Правовые особенности агентских договоров установлены главой 52 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

В соответствии со статьей 1005 ГК РФ:

«По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала».

В зависимости от того, как заключен агентский договор, различаются права и обязанности каждой из сторон договора.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

В данном случае к отношениям, вытекающим из агентского договора применимы правила главы 51 «Комиссия» ГК РФ, то есть правила договора комиссии.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

В данном случае применимы правила главы 49 «Договор поручения» ГК РФ. Следует иметь в виду, что если агентское соглашение реализовано по схеме договора поручения, то к нему, так же как и к договору поручения, применяются общие нормы о представительстве, установленные главой 10 «Представительство. Доверенность» ГК РФ.

То есть, агентский договор представляет собой форму посреднического договора, который включает в себя элементы договора поручения и комиссионного договора.

В рамках одного договора на агента могут быть возложены разного характера поручения: одни он исполняет, выступая от своего имени, другие – от имени своего принципала.

Принципал уплачивает агенту вознаграждение в размере и в порядке, определенном в агентском договоре. Это положение устанавливается статьей 1006 ГК РФ. Если в агентском договоре размер агентского вознаграждения не предусмотрен и не может быть определен исходя из условий договора, вознаграждение подлежит уплате в размере, в котором при сравнимых обстоятельствах обычно оплачиваются аналогичные услуги.

Читайте также:  Порядок исполнения агентского договора

При этом хочется обратить внимание на тот момент, что при отсутствии в договоре условий о порядке уплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачивать вознаграждение в течение недели с момента представления ему агентом отчета за прошедший период, если из существа договора или обычаев делового оборота не вытекает иной порядок уплаты вознаграждения.

Согласно статье 1007 ГК РФ стороны агентского договора могут ограничить друг друга в отдельных правах. Но об этом должно быть указано в договоре.

В соответствии со статьей 1007 ГК РФ:

«1. Агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора.

2. Агентским договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре».

Пункт 3 статьи 1007 ГК РФ запрещает в агентском договоре устанавливать положения, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории потребителей либо исключительно потребителям, находящимся или проживающим на определенной в договоре территории. Такие условия объявляются ничтожными.

В ходе исполнения агентского договора агент обязан представлять принципалу отчеты в порядке и сроки, которые предусмотрены договором. Если в договоре соответствующие условия отсутствуют, то отчеты представляются агентом по мере исполнения им договора либо по окончании действия договора. Это определено пунктом 1 статьи 1008 ГК РФ.

Если агентским договором не предусмотрено иное, к отчету агента должны быть приложены необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет принципала. Принципал, имеющий возражения по отчету агента, должен сообщить об этом агенту в течение тридцати дней со дня получения отчета, если соглашением сторон не установлен иной срок. В противном случае отчет будет считаться принятым.

В соответствии со статьей 1009 ГК РФ, если иное не предусмотрено агентским договором, агент вправе в целях исполнения договора заключить субагентский договор с другим лицом. При этом агент остается ответственным за действия субагента перед принципалом. Более того, в агентском договоре может быть предусмотрена обязанность агента, заключить субагентский договор с указанием или без указания конкретных условий такого договора.

Субагент не вправе заключать с третьими лицами сделки от имени лица, являющегося принципалом по агентскому договору. Исключение составляют случаи, когда в соответствии с пунктом 1 статьи 187 ГК РФ субагент может действовать на основе передоверия.

Пунктом 1 статьи 187 ГК РФ установлено, что:

«Лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Оно может передоверить их совершение другому лицу, если уполномочено на это доверенностью либо вынуждено к этому силою обстоятельств для охраны интересов выдавшего доверенность».

Порядок и последствия такого передоверия определяются по правилам, предусмотренным статьей 976 ГК РФ.

Статья 1010 ГК РФ устанавливает основания, согласно которым агентский договор прекращается вследствие:

«отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия;

смерти агента, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;

признания индивидуального предпринимателя, являющегося агентом, несостоятельным (банкротом)».

В соответствии со статьей 1011 ГК РФ к отношениям, вытекающим из агентского договора, могут применяться правила о договоре комиссии (глава 51 ГК РФ) или поручения (глава 49 ГК РФ), если они не противоречат нормам главы 52 «Агентирование» ГК РФ и существу агентского договора.

Правила, предусмотренные главой 49 и 51 ГК РФ, применяются в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени. Если агент действует от имени принципала, то в этом случае применяются правила договора поручения. Если агент действует от своего имени, то применяются правила договора комиссии.

Оказание услуг на территории Российской Федерации является объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость (далее – НДС). Это установлено подпунктом 41 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ).

Налоговая база определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 156 НК РФ. В соответствии с пунктом 1 указанной статьи 156 НК РФ:

«Налогоплательщики при осуществлении предпринимательской деятельности в интересах другого лица на основе договоров поручения, договоров комиссии либо агентских договоров определяют налоговую базу как сумму дохода, полученную ими в виде вознаграждений (любых иных доходов) при исполнении любого из указанных договоров».

В бухгалтерском учете агента выручка, связанная с оказанием посреднических услуг, является доходом от обычных видов деятельности. Это определено пунктом 5 Положения по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99, утвержденным Приказом Минфина Российской Федерации от 6 мая 1999 года №32н (далее – ПБУ 9/99).

В бухгалтерском учете агента сумма выручки от оказания посреднических услуг отражается по счету 90 «Продажи» субсчет 90-1 «Выручка» в корреспонденции со счетом 76-5 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами». При этом к счету 76-5 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» целесообразно открыть субсчет «Расчеты с принципалом».

Расходы агента, связанные с оказанием посреднических услуг, учитываются на счете 26 «Общехозяйственные расходы». Суммы, накопленные на счете 26 «Общехозяйственные расходы» списываются в дебет счета 90 «Продажи» субсчет 90-2 «Себестоимость продаж».

Отметим, что в зависимости от предмета агентского договора различают порядок ведения бухгалтерского учета посреднических операций. Условно агентские сделки можно разделить на две группы:

– заключение договоров с покупателями на реализацию товаров (работ, услуг) принципала;

– заключение договоров с поставщиками материальных ценностей для принципала.

Рассмотрим на примерах порядок отражения в бухгалтерском учете агента посреднических операций.

ООО «Принципал» поручил реализовать товар ООО «Агент» на сумму 295 000 рублей (в том числе НДС 45 000 рублей). Согласно заключенному договору агентское вознаграждение составляет 8% (включая НДС) от стоимости проданного и оплаченного товара ООО «Принципала».

После окончания срока действия агентского договора ООО «Агент» представил отчет ООО «Принципалу», согласно которому товар продан полностью.

В рассматриваемом примере агент участвует в расчетах.

Собственные расходы ООО «Агента» составили 2 500 рублей.

Рабочим планом счетов предусмотрено использование следующих счетов:

счет 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками», субсчет «Расчеты с покупателями и заказчиками по агентскому договору» (62-3);

счет 68 «Расчеты по налогам и сборам», субсчет «Налог на добавленную стоимость» (68-2);

счет 76 «Расчеты с прочими дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с комитентом» (76-5);

счет 90 «Продажи», субсчет «Выручка» (90-1);

счет 90 «Продажи», субсчет «Себестоимость продаж» (90-2);

счет 90 «Продажи», субсчет «Налог на добавленную стоимость» (90-3);

счет 90 «Продажи», субсчет 90-9 «Прибыль убыток от продаж»;

Решение Арбитражного суда Республики Карелия от 03.12.2008 по делу N А26-4593/2008 В удовлетворении исковых требований о взыскании с агента убытков, возникших в связи с неисполненным обязательством по агентскому договору, отказано, поскольку принципал не доказал, что поручал агенту сбор дебиторской задолженности и что наличие у него невзысканной дебиторской задолженности явилось следствием ненадлежащего исполнения агентом своих обязательств по агентскому договору.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

Именем Российской Федерации

от 3 декабря 2008 г. по делу N А26-4593/2008

Резолютивная часть решения объявлена 27 ноября 2008 года. Полный текст решения изготовлен 03 декабря 2008 года.

Арбитражный суд Республики Карелия

судьи Пановой Т.Е.,

при ведении протокола судебного заседания помощником Соломоновой Е.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску Петрозаводского муниципального унитарного предприятия “Водоканал“

к открытому акционерному обществу “Петрозаводские коммунальные системы“

о взыскании 78 138 512 руб. 15 коп.

от истца: Константинов О.Н. – юрисконсульт, Поташова М.Г. – юрисконсульт.

от ответчика: Семенова Я.Б. – представитель по доверенности

Петрозаводское муниципальное унитарное предприятие “Водоканал“ (далее по тексту ПМУП “Водоканал“) обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к

открытому акционерному обществу “Петрозаводские коммунальные системы“ (ОАО “ПКС“) о взыскании 106 260 637 руб. 28 коп. – убытки, возникшие в связи с неисполненным ответчиком обязательством по агентскому договору на сбор и перечисление платы за оказанные потребителям услуги по водоснабжению и водоотведению.

Исковые требования мотивированы ссылками на агентский договор от 15.08.2005 г., статьи 309, 393 ГК РФ.

В судебном заседании представитель истца заявил ходатайство об уменьшении суммы иска до 78 138 512 руб. 15 коп. в связи с уточнением расчета. Данное ходатайство судом удовлетворено.

В обоснование заявленных требований представитель истца пояснил, что на основании решения Петрозаводского городского Совета от 22 июня 2005 года N ХХV/XVII-147 “Об участии ОАО “Российские коммунальные системы“ в реформировании жилищно-коммунального комплекса“ ПМУП “Водоканал“ с 15 августа 2005 года прекратило хозяйственную деятельность как энергоснабжающая организация, а продолжило эту деятельность после 15 августа 2005 г. ОАО “ПКС“. Все имущество (движимое и недвижимое) из ПМУП “Водоканал“ было передано в ОАО “ПКС“ по договорам аренды. Все работники уволились и были приняты на работу в ОАО “ПКС“. В целях сбора платы с потребителей, потребивших воду до 15 августа 2005 года, между ПМУП “Водоканал“ и ОАО “ПКС“ был заключен агентский договор, в соответствии с которым ОАО “ПКС“ обязалось выполнять юридические и фактические действия по сбору, учету,

перерасчету, обработке, перечислению платежей и взысканию задолженности с потребителей. На 31 декабря 2005 года ПМУП “Водоканал“ провело инвентаризацию дебиторской задолженности, которая составила 145 768 531 руб. 50 коп. За период с 15 августа 2005 года по день подачи иска осталась не взысканной дебиторская задолженность на сумму 78 138 512 руб. 15 коп. Истец просит данную сумму взыскать с ОАО “ПКС“, как не исполнившего свои обязательства по агентскому договору.

Ответчик иск не признал и считает, что сумма не взысканной дебиторской задолженности не является для истца убытками, причиненными действиями ответчика. В рамках заключенного агентского договора ОАО “ПКС“ обязалось осуществлять сбор и перечисление платы за оказанные истцом до 15 августа 2005 года услуги по водоснабжению, которая продолжала поступать от потребителей услуг после 15 августа 2005 г., а также представлять интересы истца в судебных органах по принятым к производству делам. О наличии дебиторской задолженности истец не сообщал, списки дебиторов, в том числе и на 31.12.2005 г., не передавались, срок исполнения обязательства не устанавливался. Отчетов о выполнении условий агентского договора истец на протяжении трех лет не требовал.

Заслушав представителей сторон и исследовав материалы дела, суд не находит оснований для удовлетворения иска.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные

ненадлежащим исполнением обязательства и определяемые по правилам, предусмотренным статьей 15 названного Кодекса.

Согласно пункту 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для возмещения убытков лицо, требующее их возмещения в судебном порядке, должно в силу части первой статьи 65 АПК РФ доказать факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными истцом убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, документально подтвердить размер убытков.

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий, необходимых для применения ответственности в виде взыскания убытков, влечет отказ в удовлетворении иска.

В качестве размера понесенных убытков истец ссылается на акт инвентаризации дебиторской задолженности по состоянию на 31.12.2005 г., из которой он вычел суммы, перечисленные должниками в добровольном порядке и взысканные истцом в судебном порядке.

Доказательств, достоверно подтверждающих список дебиторов и сумму дебиторской задолженности на день обращения в арбитражный суд, суду не представлено.

Как усматривается из материалов дела, между сторонами был заключен агентский договор, по условиям которого ОАО “ПКС“ обязалось выполнять юридические и фактические действия по сбору,

учету, перерасчету, обработке, перечислению платежей и взысканию задолженности с потребителей ПМУП “Водоканал“.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо “ст. 1105 ГК РФ“ имеется в виду “ст. 1005 ГК РФ“.

В соответствии со ст. 1105 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Для взыскания убытков с агента, принципал обязан доказать факт неисполнения агентом данного ему поручения.

Однако истец не представил доказательств поручения ответчику сбора дебиторской задолженности в судебном порядке. Список дебиторов, составленный истцом на 31.12.2005 года, ответчику не был передан. Истец самостоятельно взыскал часть дебиторской задолженности. Довод истца о том, что сотрудники ответчика ранее работали в ПМУП “Водоканал“ и знали о имеющихся у этого предприятия дебиторах, судом не принят во внимание.

В ходе исполнения агентского договора агент обязан представлять принципалу отчеты в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором. При отсутствии в договоре соответствующих условий отчеты представляются агентом по мере исполнения им договора либо по окончании действия договора (ст. 1008 ГК РФ).

В заключенном сторонами агентском договоре порядок и срок предоставления отчета агента не установлен, договор до настоящего времени не расторгнут.

При таких обстоятельствах, суд считает, что истец не

доказал размер убытков, а также того факта, что наличие у него невзысканной дебиторской задолженности явилось следствием ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по агентскому договору, и не находит оснований для удовлетворения иска.

По правилам ст. 110 АПК РФ судебные расходы относятся на истца.

Руководствуясь статьями 167 – 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

1. В удовлетворении иска отказать.

2. Судебные расходы отнести на истца. Взыскать с Петрозаводского муниципального унитарного предприятия “Водоканал“ в доход федерального бюджета 100 000 руб. – государственная пошлина

3. Решение может быть обжаловано:

– в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня изготовления полного текста решения в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд (г. Санкт-Петербург);

– в кассационном порядке в течение двух месяцев со дня вступления решения в законную силу – в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (г. Санкт-Петербург).

Ссылка на основную публикацию